Зоологи рассказали о возможных причинах гибели сотен краснокнижных тюленей в Дагестане

В начале декабря в СМИ и социальных сетях начали распространяться сообщения о том, что на берегу Каспийского моря в Дагестане были обнаружены трупы тюленей. По последним данным, специалисты Росрыболовства нашли 272 туши каспийского тюленя, который с этого года занесен в Красные книги России и Казахстана. По факту гибели тюленей заведено административное дело, прокуратура Дагестана начала расследование. Среди версий смерти тюленей специалисты Росрыболовства назвали инфекционное заболевание вирусного или бактериального происхождения «на фоне неблагоприятных гидрометеорологических условий». Еще одна версия – «различные виды внешнего воздействия». Обнаруживший мертвых животных заслуженный спасатель России Зиявдин Никомагомедов предположил, что тюлени могли попасть в браконьерскую сетку или задохнулись в мутной из-за затяжных дождей воде, в которую попали нечистоты. Спецкор «Холода» Лиза Миллер поговорила с зоологами Дмитрием Глазовым и Магомед-Расулом Магомедовым о возможных причинах гибели млекопитающих.

Магомед-Расул Магомедов, директор Прикаспийского института биологических ресурсов Дагестанского научного центра РАН: 

– Я не понимаю, что за ажиотаж вокруг каспийских тюленей, раньше нужно было о них думать, потому что за такими видами мониторинг должен быть постоянный, но никто не выделяет деньги. Мы взяли сотни проб, теперь их делать некому пока. Целый день мы берем пробы, чтобы они не пропали, не сгнили. Это требует специального финансирования, но пока мы все делаем за свой счет. Никаких версий, ничего практически нет. Мы смотрим наиболее свежих животных, каждого пятого. На вскрытие одного уходит почти три часа. Это в таком холоде, у берега, под постоянным ветром. Утром рано, в 7 часов, я выезжаю на южную часть морского побережья. Кроме загрязнения, версии (браконьерство и морские учения. – Прим. «Холода») я просто отметаю. Никакого браконьерства сейчас не было, потому что браконьерство не бывает одномоментным. Три-четыре недели назад все погибли. Сначала приплыли свежие (трупы. — Прим. «Холода») на берег, потом с каждым днем все более разложившиеся приплывали, но все погибли в один момент. Какое тут браконьерство? Во-первых, из почти 50 уже обследованных зверей только у одного мы обнаружили следы попадания в сети, и то он погиб не от сетей – рана уже зажила, он вырвался оттуда, вокруг шеи было кольцо, но совершенно не похоже было, чтобы он из-за этого погиб. Если бы от этого животное погибло, рана бы не зажила. Остальные особи все были целые, только у некоторых были видны выклевы чаек на сосках и глазах. Второй месяц, если не третий, штормит море, поэтому ни один уважающий себя браконьер туда не полезет. Браконьеры там все время бывают, ставят сети, но почему именно сейчас все тюлени бросились к ним в сети? Браконьеры просто бьют тюленя по голове, снимают шкуру, жир и выбрасывают тушку в море. Браконьеры всегда снимают шкуры – она довольно дорогая. Браконьерские тушки всегда видны.

Не знаю, что произошло. Мы взяли анализы на все, что возможно. Я в принципе не уверен, что мы придем к одному конечному мнению, потому что это очень сложный вопрос. Мы должны найти что-то общее между всеми этими тюленями. Если мы найдем у одного превышение тяжелых металлов, а у другого – деградацию почек, у третьего – еще что-то, это ничего нам не даст. Мы обнаружим, конечно, что кто-то набрал больше ядовитых веществ, тяжелых металлов, но надо, чтобы что-то их объединяло. Двух здоровых зверей не бывает. Если мы возьмем любую здоровую популяцию на вид и десять особей обследуем, у каждого будет своя болезнь: у кого-то больше паразитов, у кого-то печень поражена, у кого-то почки, легкие. Но когда разные болезни, они и умирают в разное время. Пока ничего общего мы не выявили. Мы просто отбираем образцы и считаем по возможности на постоянных учетных площадках, сколько их выбросилось. Потом пересчитываем и пытаемся экстраполировать это на общую линию береговой зоны нашего дагестанского побережья.

Серьезных повреждений внутренних органов мы не наблюдали. Если бы мы сразу взяли (пробы после гибели – Прим. «Холода»), может быть, что-то и было видно. Военные, что ли, прицельно стреляли в скопление тюленей? Когда морские учения, я это видел несколько раз, весь берег был усыпан рыбой. Рыба первая чувствует гидроудар, она связана с водой физиологически и механически более плотно, чем тюлень. Сейчас нет выбросов рыбы, совершенно. У тюленей почти десятисантиметровый слой жира. Когда они ныряют, у них закрываются герметично ушные и носовые раковины. Я не думаю, что на них гидроудар какой-нибудь может повлиять. На дагестанском побережье вообще не было столько тюленей в течение трех лет. Я думаю, они пришли издалека. Это была какая-то мигрирующая группировка, абсолютное большинство из них – самки, они шли на нерест в северную часть Каспия. Сейчас условия для размножения очень плохие, им нужны торосовые льды, где они могут обсохнуть, спрятаться от ветров.

Подробности