Vendee Globe: участник кругосветной регаты вынужденно провел полдня в открытом море

Яхтсмен Кевин Эскофье незадолго до аварии, в которой его яхту разобьет на две части. Мужчина провел более 11 часов в открытом море, прежде чем его спасли Фото: Vandee Globe / Twitter

40-летний французский яхтсмен Кевин Эскофье, который участвовал в кругосветной регате «Вандей Глоб», более 11 часов вынужден был провести в надувной шлюпке, потому что его лодку разломило надвое. Спас яхтсмена его соперник по регате.
Об этом сообщили организаторы соревнований.

Эскофье попал в аварии 30 ноября недалеко от Мыса Доброй Надежды. По словам мужчины, его яхту накрыло волной, разломавшей судно на две части.

Организаторы «Вандей Глоб», получив сигнал бедствия, связались с другим участником регаты — 61-летним Жаном Ле Кеном, который был ближе всего к Эскофье. Из-за сильного ветра и больших волн тот не смог подобраться к французу сразу. Спасение продолжился и в ночь на 1 декабря.

Вот, что рассказывает Кевин Эскофье:

– Лодку просто сложило на волне при скорости 27 узлов. Я услышал громкий хлопок, но, честно говоря, мне даже не нужно было его слышать, чтобы понять, что произошло. Я посмотрел на носовую часть – она была направлена к небу под углом 90 градусов! Через несколько секунд вода была повсюду. Корма была под водой, а нос был направлен в небо. Лодка сломалась пополам перед подмачтовой переборкой. Это было похоже на складывание. Клянусь, это было именно так! Я не преувеличиваю. Надо было сфотографировать!

У меня не было времени ничего сделать, я смог только отправить текстовое сообщение своей команде: «Я тону. Я не шучу. Mayday!» Прошло всего две минуты между тем моментом, когда я встал для настройки парусов, и моментом, когда я оказался в спасательном костюме.

Я выбрался наружу и надел спасательный костюм, увидел дым. Электрика на яхте загорелась. Моим единственным рефлексом было отправить сообщение. Костюм всегда был под рукой, я еще хотел схватить аварийную сумку, собранную на случай чрезвычайной ситуации, но вода внутри уже была настолько высока, что я не мог приблизиться к ней. Я схватил спасательный плот. Вода к этому моменту поднялась уже вплоть до сходного люка в кокпите.

Я хотел бы остаться на борту подольше, но судно быстро затонуло, и после чего на меня накатился обрушивающийся гребень волны, и внезапно я оказался в воде со спасательным плотом. Находиться на спасательном плоту при ветре 35 узлов не совсем безопасно. Я почувствовал облегчение, только когда увидел Жана. Но проблема заключалась в том, как он мог поднять меня на борт.

Мы обменялись несколькими словами, когда он прошел мимо. Море вокруг выглядело как поле битвы. Ему пришлось немного отойти от меня, но я видел, что он держался невдалеке. Я приготовился остаться на спасательном плоту и на следующий день, проведя на нем ночь. Плот оказался на удивление устойчивым в бурном море.

В какой-то момент я услышал хлопок паруса, высунул голову из спасательного плота и увидел Жана примерно в кабельтове от меня. Я не был уверен, что погода позволит ему маневрировать, но он крикнул: «Мы делаем это сейчас!» и стал приближаться ко мне. Он прошел мимо меня в нескольких метрах, я поймал конец, который он бросил, после чего он и вытащил меня на борт. Волна по-прежнему составляла около трех с половиной метров. В таких условиях сложно подняться на борт Open 60, особенно если на тебе спасательный костюм. К счастью, я в хорошей форме, но это было действительно трудновато.

Когда я поднялся в кокпит, мы сначала упали друг другу в объятия. Он крикнул мне: «Ты на борту, ты на борту, Кевин!!! Это было непросто!» Я сказал ему: «Прости, что испортил твою гонку!» Он просто ответил: «Неважно, в прошлый раз я сам испортил гонку Винсену!»

На данный момент я не знаю, что делать дальше. Мы обсудим это с менеджментом гонки. Я только что проспал два часа и чувствую себя хорошо. Я ни о чем не сожалею, я сделал все, что мог, в ходе гонки я подкрепил яхту (после открывшейся водотечности) так надежно, как только мог».

Бориса Херманн добавил несколько слов о спасательной операции:

«Это была действительно очень большая территория, которую нужно было обследовать, ясно, что ее осмотр займет 15 часов или около того. В кокпите было очень сложно следить за морем, тем более что было очень холодно, а брызги закрывали видимость. Я испытал огромное облегчение, когда пришло известие о спасении. Но это все еще в моей голове, вероятно, пройдет некоторое время, прежде чем я смогу вернуться в полноценный режим гонки».

Жан Ле Кам:

«Я был спасен в гонке 2008 года. Вот теперь и я – спаситель. Я никогда раньше этого не делал. Но вот оно, случилось. По сценарию, который никто не мог себе представить. Уже был старт гонки, такой, который никто не мог себе представить. А теперь новый поворот».

P.S. От редакции Yacht Russia: у кораблей иногда бывают очень необычные судьбы. К яхтам это тоже относится, и класс Open 60 здесь – не исключение. Выше Жан Ле Кам сказал, что он в свое время “испортил гонку Винсену”. Эта история, о которой он упомянул, случилось 6 декабря 2009 года в ходе гонки VG 2008-2009.
Яхта Жана опрокинулась в 200 милях у мыса Горн, потеряв балластный бульб. Жан задраился внутри в форпике и махал аварийным флагом, высунув его через отверстие выбитого им датчика лага.
Так вот – тогда, в 2009 году Винсен Рю спас Жана, находясь на борту той самой PRB, с которой сегодня Жан спас Кевина…

Источник