“Не расстаюсь с пистолетом”. Как живут и работают в самом северном заповеднике России

Жесткий и коварный арктический климат, жизнь вдали от цивилизации и частые встречи с дикими животными — будни работников заповедника “Остров Врангеля” на севере Чукотки, на границе Западного и Восточного полушарий. Сюда, в самый северный заповедник России, приехал работать биолог из Приморья Леонид Зайка. И если раньше он занимался охраной амурских тигров, то теперь изучает повадки арктических обитателей

Детская мечта

Леонид с детства мечтал попасть в Арктику. Вспоминает, что ребенком делал в снегу “берлоги” и обустраивал в них “штабы”. “Теперь я забираюсь в берлоги, вырытые белыми медведями”, — смеется исследователь.

Свои первые “экспедиции” ребенком проводил в долине реки Рудная возле приморского городка Дальнегорска — удил рыбу, строил с друзьями шалаши, сплавлялся. Повзрослев, записался в туристический клуб и всерьез занялся изучением той местности, где жил.

“Самые острые впечатления я получал от встреч с животными. Никогда не забуду, как закладывало уши при первой встрече с косулей, а сердце билось, как барабан. Тогда я решил, что должен увидеть своими глазами всех диких животных”, — рассказывает биолог.

После школы Зайка поступил в Приморскую государственную сельскохозяйственную академию. После вуза и армии решил полгода поработать волонтером в природоохранной организации по защите амурских тигров в Приморском крае: после этого появлялась возможность стать штатным сотрудником и работать с животными.

Он участвовал в операциях по отлову и реабилитации редких хищников, снабжал инспекторов охотнадзора техникой, помогал студенческим отрядам, которые прокладывали в Приморье экологические тропы.

Леонид с коллегой во время учетов медведей. Ученые ждут, когда животное покинет логово Личный архив Леонида Зайки

Леонид с коллегой во время учетов медведей. Ученые ждут, когда животное покинет логово © Личный архив Леонида Зайки

На острове Врангеля Леонид оказался во многом случайно — разослал резюме в несколько самых необычных заповедников России, и ему ответили с Чукотки: предложили должность начальника отдела по развитию экологического туризма и двухлетний контракт.

Решиться на такую поездку было непросто — друзья были резко против. А вот родители отреагировали спокойно: они привыкли к частым поездкам сына.

Леонид уже почти девять месяцев живет на арктическом острове.

“Я невероятно счастлив, что работаю в необычном месте, среди прекрасных людей и не менее удивительных животных. Да, я оторван от цивилизации на немалый срок, но руководство создало тут комфортные условия жизни и труда, и это поддерживает в приятном тонусе. А вообще я забыл, когда в последний раз читал новости или смотрел что-то на YouTube, и это так круто! Никакого информационного шума”, — делится эмоциями Зайка.

Жизнь на острове

Заповедник на острове Врангеля — первый в России, созданный для сохранения Арктики. Большая его часть — горы. Постоянных жителей здесь нет, только работники резервата, ученые, военные и метеорологи. Их на остров привозят на вертолетах. Провизию и вовсе доставляют только раз в год морским транспортом.

“В бывшем поселке Ушаковский находится центральная база, где живут сотрудники заповедника. У каждого есть своя комната с электричеством и отоплением. Связь есть, но только спутниковый интернет — слабый и капризный”, — рассказывает Леонид.

Поселок Ушаковский на острове Врангеля Личный архив Леонида Зайки

Поселок Ушаковский на острове Врангеля © Личный архив Леонида Зайки

Инспекторы и другие работники заповедника сами обустраивают быт, готовят еду, запасаются водой. Кстати, достать тут воду — целое приключение: если зимой можно растопить снег, то летом приходится или собирать дождевую воду, или ехать на реку. И ни в коем случае нельзя пить речную воду.

“Воду из большинства рек здесь нельзя использовать для питья — в ней много солей и железа. У каждого сотрудника есть прибор для определения количества солей, но и после проверки такую воду нужно хорошенько прокипятить”, — отмечает биолог.

По острову раскинута сеть кордонов — стационарных постов для работы инспекторов. Иногда от одного до другого приходится добираться несколько дней. Зимой ездят на снегоходах, летом — на квадроциклах. Весной, во время половодья, инспекторы могут по два месяца быть оторванными от центральной базы. Но каждый день, утром и вечером, между кордонами проходит сеанс связи — обязательная проверка: все ли в порядке у работников заповедника.

В деревянных прицепах ученые доставляют к месту наблюдения необходимое оборудование Личный архив Леонида Зайки

В деревянных прицепах ученые доставляют к месту наблюдения необходимое оборудование © Личный архив Леонида Зайки

Помимо охраны территории, сотрудники ведут учет животных и птиц, собирают данные для последующих исследований, сопровождают туристов и ученых.

“Летом мне удалось поучаствовать в учете морских колониальных птиц. В Арктике не так много суши, и есть места, которые называют “птичьими базарами” — сюда на протяжении нескольких сотен лет прилетают по 200−300 тысяч, а то и до полумиллиона птиц разных видов. И учетчикам нужно посчитать их, а кругом — галдеж стоит, красота”, — говорит Зайка.

Не расстаюсь с пистолетом

Когда биолог впервые увидел в иллюминаторе вертолета остров Врангеля, поразился его размерам: на карте он казался небольшим кусочком земли. В первый же вечер после прибытия новичкам сообщили о белом медвежонке, который ходит по острову без медведицы.

“Такое часто бывает, медвежата могут отстать или напугаться и убежать. Потом ходят и орут — зовут маму. Зачастую семьи воссоединяются, но такие ситуации нужно контролировать, стараться не подпускать молодого проныру на центральную базу, к инспекторским домам, — делится Леонид, которому тогда предложили поучаствовать в рейде. — Как меня распирало от счастья, что я увижу белого медведя, но виду не подавал. Все обошлось, “умка” нашел маму, а я — еще одно любимое животное: тиграм и леопардам в моем сердце пришлось потесниться. С того дня было много встреч с медведями разной половозрастной группы, но морду первого я не забуду”.

© Личный архив Леонида Зайки

Осенью, пока на море не установился лед и медведи не могут покинуть остров, они в поисках пищи приближаются к центральной базе и даже заглядывают в окна. Поэтому на жилых домах устанавливают решетки с шипами, а на дверях — крепкие засовы.

“Техника безопасности простая, но забывать о ней нельзя ни на секунду: постоянно смотри по сторонам, не суйся к диким животным, не забывай, что ты в заповеднике и нужно меньше их беспокоить. Если к тебе проявили интерес — отходи, но не беги, не кричи. Лучше зажечь фальшфейер (специальный сигнальный факел, который не только ярко горит, но и громко шипит — прим. ТАСС), он отпугнет любого, даже тигра, проверено на личном опыте. Всегда с собой нужно иметь перцовый баллон, реже — оружие, если есть спецразрешение. Я не расстаюсь с пистолетом”, — признается Леонид.

На острове Врангеля постоянно живут около 400 белых медведей, и это не считая тех, которые мигрируют по всей Арктике. А сам заповедник называют “родильным домом”: каждую зиму, чтобы вывести потомство, в берлоги на острове залегают от 300 до 500 медведиц.

По наблюдениям Леонида, которые совпадают с научными данными, чукотско-аляскинские белые медведи неагрессивны и даже пугливы, и этим сильно отличаются от своих сородичей, например, на Земле Франца-Иосифа.

© Личный архив Леонида Зайки

“Если тигр делает выпад, то он его завершит, даже если в него стреляют, — рассказывает Леонид. — А вот белого медведя можно остановить: на него можно покричать, поднять на него руки, спугнуть, в общем — договориться. Вообще они мне иногда напоминают собак: увидел, например, его на расстоянии, поприветствовал в шутку, а он заметил и направляется к тебе, и даже хвостом виляет”.

Полярная ночь и северное сияние

Еще одно испытание на острове — арктический климат, который требует соответствующей экипировки. Обычное дело — не заметить, как обморозил лицо во время поездки на снегоходе.

Но если от холодов можно спастись, то полярные день и ночь в укрытии переждать невозможно.

“Осенью в сутках становится все меньше солнечных часов — всего два-три. А скоро начнется полярная ночь, и продлится она до мая — будет темно по 24 часа в сутки. С середины мая солнце, наоборот, не будет садиться за горизонт, наступит полярный день. Это интересные периоды для оценки своего психологического и физического состояния”, — говорит Леонид.

В одну из таких ночей, выйдя на осмотр медвежьей берлоги, Леонид впервые увидел северное сияние. Небесный феномен продолжался всего пять-десять минут, но это были совершенно незабываемые минуты: исполнилось еще одно желание детства.

“Тут северное сияние не такое разноцветное, как в других широтах. Но в тот момент я забыл, что мне 31 год, я прыгал от счастья, как ребенок, смеялся и, как типичный горожанин, делал селфи. Коллеги удивлялись, но мне сложно было сдержаться”, — вспоминает Зайка.

Северное сияние на острове Врангеля Gruzdev/Shutterstock/FOTODOM

Северное сияние на острове Врангеля © Gruzdev/Shutterstock/FOTODOM

Время года влияет и на повседневную работу: весной и осенью в заповеднике проходит одно из важнейших событий — учеты белых медведей. Несколько месяцев Леонид с коллегами ездит по острову в поисках берлог.

Задача учетчиков — не просто подсчитать количество медведей, но и оценить условия их жизни. Для этого Леонид забирается вглубь берлоги, предварительно дождавшись, чтобы животное ее покинуло.

В узком снежном проходе биолог измеряет параметры — длину, ширину, собирает биоматериал животного. Затем эти данные заносят в документы и передают научным сотрудникам. “В четырех берлогах уже удалось побывать, и это всего за пару месяцев”, — рассказывает Зайка.

Одна из обязанностей Леонида — подсчитать численность медведей, изучить их жилища Личный архив Леонида Зайки

Одна из обязанностей Леонида — подсчитать численность медведей, изучить их жилища © Личный архив Леонида Зайки

Распорядок дня зависит и от того, где именно он находится — на центральной базе с минимальными благами цивилизации или на кордоне вдали от них. “Встал утром, сходил за водой на копань (отверстие, которое сотрудники вырезают во льду для сбора воды — прим. ТАСС). Затем обливаюсь водой, готовлю завтрак на примусе, топлю печь, отгоняю медведей от окна: если они учуяли запах молочной каши, то решают, что им перепадет. Потом готовим дрова, собирая выброшенный на берег топляк, пилим, колем. Готовим технику, заряжаем солнечные системы, делаем текущий ремонт”, — перечисляет Леонид.

Если он работает на центральной базе с постоянным электричеством, то в основном занимается рутиной: связывается с коллегами с материка, составляет отчеты, готовит план на будущий год. В свободное время — собирает фотографии и видеоматериал, полученный во время полевых выездов.

Ожидая гостей

Туристы, как правило, прибывают на остров Врангеля на круизных судах с июня по конец сентября. В заповеднике для них разработано девять экомаршрутов. Самый популярный — вокруг острова с высадкой для коротких экскурсий. Но можно выбрать и более основательное путешествие по острову — с ночевками в комфортабельных домиках. Путешественники могут увидеть белых медведей и серых китов, овцебыков и песцов.

Овцебыки на острове Врангеля Юрий Смитюк/ТАСС

Овцебыки на острове Врангеля © Юрий Смитюк/ТАСС

“Из-за коронавируса границы многих стран в этом году закрыты, и сотрудники не отвлекались на работу с туристами. Большую часть сил и ресурсов направили на развитие туристической, научной и технической инфраструктуры”, — говорит Леонид.

В следующем году в заповеднике собираются обустроить места для наблюдения за птицами, построить визит-центр, реконструировать музей и наладить работу с волонтерами, желающими посетить этот суровый край. На 2021 год уже согласовано прибытие двух экспедиционных судов с туристами.

Туристы на острове Врангеля Юрий Смитюк/ТАСС

Туристы на острове Врангеля © Юрий Смитюк/ТАСС

У самих работников, в том числе и у Зайки, ближайшее путешествие состоится только в конце этого года. Он и другие сотрудники отправятся в город Певек на севере Чукотки, чтобы сдать отчеты и подвести итоги сезона. Это будет первая с весны 2020 года вылазка на Большую землю. В родном Приморье Леонид сможет побывать не раньше чем через год.

“Мне здесь всего хватает. Отсутствие связи помогает сфокусироваться на главном. Я здесь нашел внутренний покой, не отвлекаюсь на лишнее. Я влюбился в это место и собираюсь остаться здесь еще на два года, — признается Леонид Зайка. — Здесь ты постоянно находишься в естественной среде обитания, видишь уникальных животных. А когда ты слышишь звуки пяти тысяч моржей на лежбище — это лучше, чем концерт твоей любимой рок-группы”.

Источник