«Лучше честно признать, что Мировой океан скоро опустеет»

Британец Льюис Пью — многократный рекордсмен мира по плаванию на выносливость в экстремальных условиях. Он стал первым человеком, совершившим долгие заплывы в каждом из пяти океанов без специального оборудования — только в плавках и очках. Медики считают, что британец обладает уникальной способностью поднимать температуру своего тела, чтобы выдерживать ледяную воду. Своими заплывами Льюис привлекает внимание к проблемам изменения климата и хрупкости морских экосистем. Plus-one.ru поговорил с покровителем океана ООН о том, как спасти моря планеты.

— Вы сотрудничаете с российской властью. Какие у вас — защитника природы и британца — есть с нею общие дела?

— С начала 2010-х наш фонд (Lewis Pugh Foundation. — Прим. Plus‑one.ru) занимается созданием морских охраняемых районов. Вместе с российским хоккеистом и политиком Вячеславом Фетисовым мы работали над тем, чтобы защитить море Росса в Антарктике. Это одно из самых первозданных морей на планете, почти не затронутых деятельностью человека. Его площадь — свыше 2 млн квадратных километров — почти как Британия, Франция, Германия и Италия вместе взятые. Там обитает масса морских млекопитающих — горбатые киты, императорские пингвины, тюлени. Всем им угрожал промышленный вылов. Без согласия России международная Комиссия по сохранению морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ), куда входят 25 стран плюс ЕС, не могла создать морской охраняемый район.

Когда в 2015 году, после заплыва в Китовой бухте на 330 метров — при температуре в −37 °C — я встретился с Вячеславом, у меня возникло ощущение, что я встретил родного брата. Да, я вырос в Великобритании, а он — в СССР, лидеры этих стран имели разные взгляды на жизнь. Но мы одинаково относимся к проблеме сохранения морей и понимаем, что для ее решения надо сотрудничать. В течение двух лет я постоянно летал в Москву. Нам удалось убедить Россию — и море Росса стало природоохранной зоной. Это пример того, что может получиться, когда страны работают сообща.

Сейчас в Антарктике необходимо создать еще три морских охраняемых района — на территории моря Уэдделла, вокруг Антарктического полуострова и в Восточной Антарктике. Нам снова помогает Вячеслав. В 2020 году я обсуждал этот вопрос в Кремле с Сергеем Ивановым. Кстати, природа ему совсем не безразлична. Дальше ударил локдаун. Общение с дипломатами прервалось, вопрос подвис.

Льюис пью готовится к заплыву по Антарктиде
Льюис пью готовится к заплыву по Антарктиде
Фото: Instagram / @lewis.pugh

— А кто охраняет морской заповедник в далекой Антарктике?

— Очевидно, что контролировать морские охраняемые районы сложнее, чем национальные парки на суше. К тому же антарктические воды никому не принадлежат. Поэтому, когда там создается охраняемая территория, все страны-члены АНТКОМ берут на себя ответственность за ее охрану. Например, Новая Зеландия и США несут основную ответственность за море Росса: у них есть исследовательские станции в этом регионе. Они следят за перемещением научного и рыболовного флотов. Также возможно наблюдение с помощью спутников и беспилотных летательных аппаратов.

— От кого прежде всего надо охранять моря? От рыболовов?

— Есть много различных угроз. Нефте- и газодобыча, промышленное рыболовство, военные учения. Поэтому нужно создавать неприкасаемые территории, где природа сможет восстанавливаться. Но морям угрожают и глобальное потепление, и всевозможные загрязнения: охраняемые зоны никак от этого не спасают. Пластик разносится течениями по всему океану. Однако уже доказано, что морские охраняемые районы повышают биоразнообразие, сопротивляемость климатическим изменениям, улучшают здоровье экосистемы. Это одна из самых эффективных мер по защите океанов.

Другая мера — действия по предотвращению потепления, о чем я говорил, выступая онлайн на ПМЭФ. Я сказал, что мы не можем защитить океан и климат без участия России, которая имеет огромную береговую линию и владеет значительной частью Арктики, а через свое членство в АНТКОМ контролирует Южный океан вокруг Антарктиды.

Источник и продолжение интервью