«Бора» и «Самум» – ракетоносцы на воздушной подушке

«Бора» - «ракетоносец в юбке»

«Бора» – «ракетоносец в юбке».

Рассказывая о «Боре» и «Самуме», очень часто применяют слово «самый». Самые большие боевые корабли на воздушной подушке. Самые инновационные, самые наукоёмкие, самые быстроходные. И… самые непонятные по тактическому назначению.

В 60-е годы ХХ века концепции применения ВМС в грядущих войнах советским и западным специалистам виделись по-разному. Например, адмиралы из Пентагона делали ставку на ударные авианосцы, а многочисленные надводные корабли других классов так или иначе рассматривались лишь как средство их, авианосцев, защиты. В СССР же перед надводным флотом ставились несколько иные задачи – в первую очередь, бороться с авианосными соединениями и отгонять от своих берегов вражеские атомные субмарины. Причем по мере увеличения дальности полёта стартовавших с подлодок баллистических ракет вторая задача становилась менее актуальной, и вновь создаваемые советские корабли всё больше и больше ориентировались на первую.

«Убийцы авианосцев» – каким только носителям крылатых ракет не присваивалось это несколько заносчивое прозвище! В годы «холодной войны» так именовали и атомные подлодки нескольких проектов, и крейсера, и ракетные эсминцы… Однако здесь явно просматривается стремление выдать желаемое за действительное – в реальности «пробить» одними ракетами эшелонированную оборону американских авианосных групп было не так-то просто. Тем не менее, именно эта довольно простая по замыслу теория массированного удара (ракеты должны лететь дальше, а их число в залпе – как можно больше) в значительной степени определяла эволюцию советского ВМФ на протяжении трёх последних десятилетий его истории.

«Москит» - первая в мире сверхзвуковая противокорабельная ракета

«Москит» – первая в мире сверхзвуковая противокорабельная ракета, принятая на вооружение нашего флота в 1983 г.

Влияния «ударной ракетной доктрины» не избежали даже малые надводные корабли. В советским ВМФ появился принципиально новый класс малых ракетных кораблей (МРК), не имевший аналогов за рубежом. МРК предназначались для нанесения ракетных ударов по соединениям вражеских кораблей в открытом море на относительно небольшом удалении от своих берегов. По сравнению с катерами они имели лучшую мореходность, несли более мощные ракеты и оснащались средствами загоризонтного целеуказания; от эсминцев они отличались существенно меньшими размерами и стоимостью. Фактически МРК – это миноносцы нового поколения, с той лишь разницей, что их главным оружием вместо торпед стали управляемые ракеты.

МРК «Штиль»

МРК «Штиль» проекта 1234.

Так получилось, что именно в классе малых ракетных кораблей появились очень экстравагантные его представители – корабли с динамическим принципом поддержания (КДПП). Своей необычностью они ввергли зарубежных экспертов в состояние крайнего изумления. Ещё бы: 432-тонный МРК-5 (проект 1240, кодовое наименование «Ураган»), оснащённый глубокопогруженными титановыми подводными крыльями, на испытаниях развил ход почти 60 узлов, а катамаран на воздушной подушке «Бора» (проект 1239, кодовое наименование «Сивуч») водоизмещением более 1000 т – 53 узла (около 100 км/ч)! На Западе ничего подобного не было, да и нет до сих пор.

«Самум» - второй корабль проекта 1239

«Самум» – второй корабль проекта 1239 на ходовых испытаниях.

Собственно говоря, создание этих действительно уникальных и самых быстроходных кораблей в мире стало следствием заблуждения, будто бы высокая скорость обеспечит им принципиально новые боевые возможности. Да, никто не спорит, что в течение предшествующих десятилетий борьба за скорость являлась одной из ключевых задач кораблестроителей, однако после Второй мировой войны ситуация резко изменилась. Появление радиолокаторов, управляемых ракет и реактивной авиации, а затем – спутниковых систем разведки и загоризонтного обнаружения целей, привели к тому, что скорость военного корабля больше не играла особой роли: от ракеты не убежишь. Неудивительно, что за последние полвека эта характеристика у вновь строившихся кораблей уже не росла, а скорее наоборот, снижалась. Но в СССР многие высокопоставленные чины эту тенденцию упорно игнорировали. И стремление к «сверхбыстроходности» боевых кораблей будоражило их умы ещё очень долго.

РКВП «Самум»

РКВП «Самум» в камуфляжной окраске.

Корабль проекта 1239 «Бора», первоначально имевший лишь литерно-цифровое обозначение МРК-27, разрабатывался Центральным морским конструкторским бюро «Алмаз» (г. Ленинград). По схеме он представляет собой двухкорпусное скеговое судно на воздушной подушке (СВП) или, как его ещё называли, катамаран с аэростатической воздушной разгрузкой. Корпус корабля целиком изготовлен из алюминиево-магниевых сплавов. Высокая скорость достигается благодаря уменьшению сопротивления движению за счёт воздуха, нагнетаемого под плоское днище, ограниченное по бортам продольными килями (скегами). В носовой и кормовой части днища устанавливались гибкие ограждения с комплексом его подъёма и опускания (так называемая «юбка»), аналогичные применявшимся на обычных СВП.

Разработке окончательного проекта предшествовало создание крупномасштабных моделей-прототипов – быстроходных катеров «Икар» и «Стрепет». Исследовательские и проектно-конструкторские работы растянулись на долгие годы, но их результат превзошёл все ожидания: корабль получился поистине уникальным и не имеющим себе равных. Из-за солидного водоизмещения и внушительного вооружения «Бору» и последовавший за ней «Самум» отнесли ко 2-му рангу (вместо 3-го) и из МРК перевели в созданный специально под них класс ракетных кораблей на воздушной подушке (РКВП).

Принципиальная схема скегового СВП

Принципиальная схема скегового СВП: 1 – гибкое ограждение; 2 – скег; 3 – нагнетающие вентиляторы.

РКВП «Бора», он же МРК-27, строился на Зеленодольском заводе имени A.M.Горького. Он был спущен на воду в 1987 году, в канун 1990 года его приняли в опытную эксплуатацию и включили в состав Черноморского флота. Второй однотипный корабль – «Самум» (бывший МРК-17) был принят в опытную эксплуатацию в марте 1992 года. Он проходил испытания в Севастополе (1992-1993 гг,), а затем, после ряда работ на заводе-изготовителе, – в Балтийске (1996-2002 гг.). В 2002 году его перевели на Чёрное море. Ныне оба корабля входят в состав Черноморского флота.

«Самум» во время испытаний

«Самум» во время испытаний на Балтике.

Полное водоизмещение РКВП проекта 1239 – 1050 т, наибольшая длина 63,9 м, ширина 17,2 м, осадка в водоизмещающем положении 3,3 м. Мощность газотурбинной установки 40 000 л.с., двух дизельных установок 20 000 л.с. и 6600 л.с. Скорость полного хода 52,7 узла, дальность плавания 12-узловым ходом 2500 миль. Экипаж насчитывает 68 человек, в том числе 9 офицеров.

«Самум» во время празднования Дня ВМФ

«Самум» во время празднования Дня ВМФ в Севастополе, 2005 г.

Названия «Бора» и «Самум» для советского флота выглядят весьма экзотично. Особенно на фоне всевозможных «Комсомольцев Литвы» и «XXIII съездов КПСС»… Но на самом деле, ничего удивительного тут нет. Еще в 1930-ее годы в Советском ВМФ появилась серия сторожевых кораблей (фактически – миноносцев) типа «Ураган», получивших «штормовые» наименования и потому прозванные моряками «дивизионом плохой погоды». Их преемниками стали МРК проекта 1234, унаследовавшие те же имена – «Буря», «Шторм», «Шквал» и т.п. Продолжили эту традицию и РКВП. Бора – так называют в Причерноморье внезапно налетающий северный ветер, известный своим капризным характером (особенно много неприятностей приносит так называемая «новороссийская бора»). Самум – это арабское название сильного горячего ветра, возникающего в Северной Африке и несущего пыльную бурю. Таким образом, имена российских ракетоносцев символизируют то, что они летят над водой со скоростью ветра.

РКВП «Самум»

РКВП «Самум».

Главное ударное оружие «Боры» – восемь сверхзвуковых противокорабельных ракет «Москит». Восьмиракетный залп продолжительностью всего 35 секунд с высокой точностью поражает цели на дальностях стрельбы от 10 до 120 км.

Счетверённая пусковая установка ПКРК «Москит» на РКВП «Самум»

Счетверённая пусковая установка ПКРК «Москит» на РКВП «Самум».

Зенитный ракетный комплекс «Оса-М» предназначен для поражения низколетящих воздушных и морских целей на дальностях от 1,5 до 10 км. Боезапас составляет 20 зенитных ракет типа 9МЗЗМ. ЗРК может использовать целеуказание как от корабельной радиолокационной станции обнаружения воздушных целей типа «Позитив», так и производить самостоятельный их поиск и опознавание.

Пуск ракеты «Москит» с РКВП «Бора»

Пуск ракеты «Москит» с РКВП «Бора».

Станция типа 4Р-ЗЗА, входящая в состав комплекса «Оса-М», включает аппаратуру обнаружения, сопровождения целей и визирования своих ракет, а также передачи команд. Наведение ракет на цель осуществляется радиокомандным методом, а подрыв боевой части – неконтактным радиовзрывателем или по команде оператора.

Пуск зенитной ракеты «Оса» с РКВП «Бора»

Пуск зенитной ракеты «Оса» с РКВП «Бора».

Две автоматизированные артиллерийские установки АК-630М калибром 30 мм предназначены для самообороны корабля от противокорабельных ракет на ближнем рубеже. Малое рассеивание снарядов и высокая скорострельность (до 5000 выстр./мин.), применение осколочно-фугасных и осколочно-трассирующих снарядов позволяют с высокой вероятностью поражать ракеты противника.

Артустановка на РКВП «Самум»

30-мм артустановка АК-630М на РКВП «Самум».

В носовой части корабля размещена одна артиллерийская установка АК-176М калибром 76 мм и скорострельностью 120 выстр./мин. Она предназначена для самообороны корабля от низколетящих воздушных целей и поражения морских и наземных целей на дальности стрельбы до 11 км.

76-мм артустановка на РКВП «Бора»

76-мм артустановка АК-176М на РКВП «Бора».

Опознавание и сопровождение целей, целераспределение, выработка данных для стрельбы артиллерийских установок АК-176М и АК-630М осуществляются автономной радиолокационной станцией типа МР-123-01, которая в свою очередь получает данные от РЛС «Позитив».

РКВП «Бора»

РКВП «Бора». Верхний сферический обтекатель – это антенный пост РЛС «Позитив», нижний – система управления ПКРК «Москит».

Средства радиоэлектронного противодействия – активные и пассивные комплексы МП-405, ПК-16 и ПК-10 – позволяют обнаруживать работу радиолокационных станций противника, формировать для них направленные помехи, создавать ложные уводящие или маскирующие цели с помощью выстреливаемых радиолокационных и оптико-электронных снарядов.

Установки системы пассивных помех на РКВП «Самум»

Установки системы пассивных помех на РКВП «Самум».

В настоящее время оба построенных корабля – «Бора» и «Самум» – находятся в составе Черноморского флота. Опыт эксплуатации подтвердил все их положительные качества. Корпус и гибкое ограждение, комбинированная дизель-газотурбинная механическая установка мощностью около 65 тыс. л.с., раздельные движители, в том числе подъёмные движители полного хода, позволяют кораблю применять оружие без снижения его эффективности при волнении моря 5 баллов, а безаварийное пребывание корабля в море – 8 баллов. Находясь в положении «катамаран», РКВП может иметь скорость до 25 узлов, а в положении «корабль на воздушной подушке (КВП)» – до 50 узлов.

«Бора» и «Самум»

«Бора» и «Самум» выходят из Севастопольской бухты.

Раздельные движители дают возможность в каждом из этих положений идти как под дизелями, так и совместно под дизелями и турбинами. Всего существует 36 (!) вариантов использования двигательно-движительной установки. Это позволяет кораблю иметь почти стопроцентную гарантию сохранения хода в любой ситуации. За все годы эксплуатации РКВП «Бора» и «Самум» не было случая, чтобы они возвращались в базу на буксире из-за невозможности иметь ход.

Угловая движительная колонка РКВП «Самум»

Угловая движительная колонка РКВП «Самум» в поднятом положении.

На испытаниях «Боры» была подтверждена возможность сохранения хода в положении «КВП» при отключении всех движителей. Ход корабля достигался за счёт реакции истекающего воздуха из воздушной подушки в корму. Против ветра (7 м/с) при загрузке двигателей привода нагнетателей только на 50% он двигался со скоростью около 3 узлов.

«Самум» на ходу в режиме «катамаран»

«Самум» на ходу в режиме «катамаран».

Условия, в которые попали, начиная с 1991 года, корабли Черноморского флота, в том числе и РКВП «Бора», привели к своеобразной проверке эксплуатационной надежности конструкций корпуса. В этот период Черноморский флот был лишен возможности выполнять предусмотренные проектом правила технической эксплуатации корпуса, соблюдать периодичность докования и среднего ремонта. Тем не менее, по прошествии почти 14 лет корпус РКВП «Бора» был признан флотскими специалистами полностью пригодным к эксплуатации без каких-либо ограничений. Высокую надёжность показала и «юбка» – уникальное подъёмно-опускное гибкое ограждение, долговечность которого оказалась втрое больше расчётной.

«Самум» у причала в Севастополе

«Самум» у причала в Севастополе.

«Бору» и «Самум» со всем основанием можно назвать подлинными шедеврами инженерной мысли, однако их тактическое назначение остаётся неясным. Из-за относительно небольшого радиуса действия они не имеют особых преимуществ перед авиацией берегового базирования. Причем, невзирая на их выдающуюся скорость, самолёт всё равно достигнет заданного района куда быстрее и к тому же имеет больше шансов вернуться невредимым. А если сюда добавить огромные расходы на создание и эксплуатацию КДПП, то станет понятно, почему в серию они не пошли, и за рубежом практически никто не рискнул повторить наш опыт. Ну, разве что в Норвегии и Северной Корее появились ракетные катера похожей схемы, но те значительно меньше по размерам, мощности и цене… Подводя итог, можно сказать так: ракетоносцы проекта 1239 наглядно продемонстрировали возможности отечественной науки и техники, однако по критерию «стоимость-эффективность» обоснованность их постройки выглядит сомнительной.

«Бора» и «Самум»

«Бора» и «Самум» традиционно открывают морской парад в честь Дня ВМФ в Севастополе.

Вместо заключения. В 90-е годы прошлого века США в некотором роде пошли по пути СССР и взялись за создание быстроходных кораблей типов «Фридом» и «Индепенденс» – чрезвычайно дорогих и при этом весьма странных по концепции применения. Правда, тут не последнюю роль сыграли политические и экономические мотивы: после окончания «холодной войны» командованию американского флота очень не хотелось резкого сокращения финансирования, и оно предложило новую концепцию «литоральной» войны, в значительной степени высосанную из пальца. Складывается впечатление, что США решили повторить ошибки Советского Союза и «вбухать» огромные средства в крайне сомнительные проекты. Что ж, флаг им в руки 🙂

Американский «литоральный» корабль-тримаран «Индепенденс»

Американский «литоральный» корабль-тримаран «Индепенденс».