Известие о Чесменской битве (версия оттоманской империи)

(Из Историографа Оттоманской Империи Ахмеда Вассафа Эффенди)

«…….После того, как беспрестанно приходили известия в Порту, что враги нашей веры (как мы выше упомянули) проникнули в Белое (Средиземное) море и опустошают острова и берега Исламских владений, приготовлено было все нужное для сооружения более двадцати кораблей, дабы отразить хитрые ковы неприятеля.  Адмиралом сего Флота сделан был Хасан Эддин Паша, ему предписано было защищать те берега, которые находились в опасности со стороны неприятелей. Капитан — Паша (Адмирал) выехал из Истамбула, судя по звездам, в самое неблагоприятное время. Он сначала отправился в Галиполис, чтобы сделать там все нужные приготовления для войны. Пробыв здесь немного времени, он отправился с несколькими кораблями к берегам Морей, а остальным кораблям, соблюдая опасение и осторожность, приказал идти для защиты и охранения тех мест, где было нужно. Но неблагоприятный ветер удержал на некоторое время сии корабли; когда же подул попутный, то они прибыли к местам своего назначения. Что же касается до Капитана — Паши, то он прибыл в Морею и стал против Флота неприятельского.

Hackert Чесменская битва 1771

Тотчас пламя сражения вспыхнуло. Капитан-Паша вошел в порт Наполи ди Романи и известил Правительство о своей позиции. Сие прибытие кораблей в Морею, сделанное им для того, чтобы уклониться от неприятелей, было причиною дерзости сих последних и самым для них сильным поводом — войти также в Морею и атаковать наш Флот. Но как бы то ни было, необходимость требовала сразиться. Во время сражения, один корабль неприятельский, сначала поврежденный в трех местах и сильно разбитый от огня нашей артиллерии, выстрелы коей уподоблялись ударам грома, наконец погиб в море.

Во время вечера корабли неприятельские не имели покоя, наконец отправились в одну сторону обширного моря и исчезли. Отсутствие неприятеля дало способ Капитану-Паше выйти из порта Наполи ди Романи и отправиться прямо к мысу Бенише. Он снова хотел начать сражение с неприятелем; но неблагоприятный ветер принудил его войти в порт острова Хиоc и встретиться с кораблями, которые он оставил позади. На сем острове снабдив себя всем нужным, он отправился из порта вместе с упомянутыми кораблями, чтобы отыскать неприятеля, который находился по ту сторону острова.

Иван Айвазовский. Чесма. Утро после боя

Капитану-Паше представлено было о том вреде, который должен быль потерпеть Флот Его Высочества; но он, сделав военные распоряжения, согласно местным положениям близь берегов Куюн-Ада, устремился на встречу неприятельского флота, который вдруг перед ним показался. Тотчас огнь, исполненный искрами сражения, возгорелся и ужасное пламя битвы воспылало. Во время сих огненных извержений, возвышавшихся подобно дьяволу горы Каф, Джезайрлю — Хасан Бей, который управлял кораблем Капитана-Паши, приблизился к кораблю Адмирала врагов нашей веры. С той и другой стороны началось сражение. Неприятель, будучи не в силах сопротивляться и боясь отдать себя в плен Мусульманам, решился сжечь свой корабль. Но определению Высочайшего Бога, упомянутый корабль Капитана Его Высочества, находившихся вблизи корабля неприятелей и будучи не в силах отделиться, также объят быль пламенем и сгорел. Джезайрлю — Хасан Бей едва мог снасти себя, употребив тысячу стараний.


После сего Флот Оттоманский вошел в порт Чесменский, куда при были также корабли неприятельские и снова сражение началось. От ударов пушек поверхность моря запылала. Корабли неприятельские, в продолжении всего морского сражения, находились под парусами, дабы оградить себя от опасности и погибели в семь порте. Вступление Капитана-Паши в порт Чесменский, судя по очевидности дела, предпринято было по власти судьбы.


Между тем, как Капитан-Паша употреблял все усилия, чтобы отразить неприятелей, сии последние отправили несколько брандеров, наполненных нефтью и другими горючими веществами, против нашего Флота. Некоторые из наших кораблей им удалось зажечь; а другие, поспешая к ним на помощь и соединяясь с ними, также объяты были пламенем и сгорели. Это случилось вовремя ночи 14-го числа, месяца Реби-ели-еввель в 1184 году от Геджиры (20-го июня 1770 года от Р.Х.)


Войска, находившиеся на других кораблях, рассеялись без сражения по берегам Смирны и другим местам. Капитань-Паша и Джезайрлю-Хасан Бей были ранены. Али, правитель корабля и другие офицеры, желая спасти себя вплавь, погибли в волнах моря. Так как окрестные берега не имели войска, то боялись, чтобы неприятель не вошел в залив Смирны и не овладел бы кораблями, находившимися в сем заливе. В этом порте куплено было пять судов купеческих, которым приказано было идти к проходу мыса Сенджак-Буруна (мыса знамени), лежащему от Смирны в 12 милях, и укрепить, сколько возможно, находящуюся там крепость.

Портрет С.К. Грейга Аргунов Иван Петрович

Высочайший приказ отдан быль Али Паше, прежнему великому Визирю (на которого возложена была обязанность смотреть за тесными проходами), чтобы прежде поставленные караулы для помощи остались на своих местах. Также предписано было начальникам купеческих судов, находившихся близ берегов, чтобы они не двигались, а остались бы на своих местах до сих пор, пока все успокоится. Приказано было Комендантам крепостей и передовых мест усилить стражу. Неприятель, узнав, что во всех местах и сторонах проходы заперты, потерял надежду еще более нанести нам вреда и, починив корабли свои, отправился к островам Куюн-Ада….»

Перевел с Турецкого Н. Коноплёв
Турецкое известие о Чесменской битве. Опубликовано в «Трудах и летописях общества истории и древностей Российских». 1837 год, ч. 7
Первоисточник: http://wars175x.narod.ru/btl_chsm.html#