Сотрудники нацпарка «Русская Арктика» поделились опытом жизни в изоляции

Сотрудники национального парка «Русская Арктика», самой крупной арктической особо охраняемой природной территории (ООПТ), знают, что такое нахождение в изоляции. По полгода и дольше люди живут в нацпарке, не имея возможности в любой момент покинуть его территорию. Те, кто остаются в «Русской Арктике» на зимовку, сталкиваются с суровыми условиями полярной ночи и низкими температурами. Работники нацпарка поделились своим уникальным опытом жизни в изоляции.

Специалист отдела экологического просвещения и туризма нацпарка «Русская Арктика» Артём Поликарпов сопровождает туристов в арктических экспедициях на атомоходе «50 лет Победы» два года подряд. Лингвист-переводчик по образованию, Артём вместе с другими сотрудниками обеспечивает безопасность групп туристов и членов экипажа ледокола во время высадок на островах архипелага Земля Франца-Иосифа и на Северном полюсе. В 2019 году в Арктике Артём провёл более двух месяцев. К длительной изоляции  готовился основательно.

«На ледоколе ты находишься в ограниченном пространстве: никуда отсюда не денешься, кроме высадок на островах архипелага Земля Франца-Иосифа и в районе Северного полюса, — рассказал Артем Поликарпов. — В ходе таких длительных поездок рекомендуется как можно чаще выходить на свежий воздух. С палубы всегда можно увидеть что-то необычное — ледники, живописные арктические острова, уникальные виды арктических животных и птиц, айсберги различных форм и размеров. Кроме того, в изоляции на судах позволяет чувствовать себя лучше любая физическая активность. В свободное от работы время на ледоколе я и другие сотрудники национального парка регулярно посещаем спортзал, где можно позаниматься на тренажёрах, поиграть в командные виды спорта: футбол, волейбол и теннис. Также на ледоколе разрешено посещать бассейн — он наполняется водой, набираемой за бортом, и подогреваемой до необходимой температуры. Таким образом, каждый, кто плавал в этом бассейне, может считать себя искупавшимся в Северном Ледовитом океане и Баренцевом море».

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка "Русская Арктика"

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка «Русская Арктика»

Интересно, что на судне госинспекторы живут по два месяца в одной небольшой каюте. Им необходимо найти общий язык с соседями и не конфликтовать.

«Конфликтовать с кем-либо в ходе круизов недопустимо, ведь в случае разногласий и споров уйти с ледокола нельзя. От того, насколько грамотным и слаженным будет твоё взаимодействие с коллегами, зависят жизни и здоровье посетителей парка, — подчёркивает Поликарпов. — Так что даже если тебе что-то или кто-то не нравится, ты должен в себе это перебороть. В крайнем случае можно высказать своё мнение коллегам в максимально вежливой, объективной и корректной форме».

Кроме того, важными условиями успешной жизни в изоляции Артём назвал заранее подготовленный запас продуктов и других предметов первой необходимости.

«На ледоколе докупить что-то необходимое для экспедиции ты уже не сможешь. Поэтому приходится тщательно планировать заранее, что ты возьмёшь на судно на весь период экспедиции. Сотрудников парка обеспечивают питанием и постельным бельём, всё остальное — экспедиционное снаряжение, оружие, принадлежности личной гигиены вплоть до шампуня и зубной щётки — нужно брать с собой», — подчеркнул Артём Поликарпов.

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка "Русская Арктика"

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка «Русская Арктика»

Коллега Артёма, специалист отдела экологического просвещения и туризма национального парка «Русская Арктика» Дарья Антуфьева, — одна из немногих женщин, которая регулярно отправляется в длительные полевые экспедиции. Навыки выживания в экстремальных условиях, а также владение английским языком делают Дарью незаменимым сотрудником в поле. В прошлом сезоне Дарья провела два круизных рейса в Арктике, после чего осталась до конца сезона на стационарной полевой базе Омега на острове Земля Александры.

«Для меня в Арктике самое прекрасное — это отсутствие связи с внешним миром. Потому попав на Омегу, где есть интернет, я ещё месяц им не пользовалась намеренно, отдыхала», — рассказывает Дарья Антуфьева. — Единственный минус — это переживания за своих родных, беспокойство, как там близкие. В остальном, от чатов и сёрфинга в сети быстро отвыкаешь и начинаешь жить в реальном мире».

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка "Русская Арктика"

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка «Русская Арктика»

Отдельная тема в арктических экспедициях — это провизия и приготовление пищи. Дарья смеётся, вспоминая, что перед первым полевым сезоном её в шутку спросили, назовёт ли она сто блюд, которые можно приготовить из классической тушёнки, — мол, это критерий отбора в Арктику. По всей вероятности, отбор Дарья прошла успешно. Во всяком случае, на Омеге вопросов, что приготовить, у сотрудницы нацпарка не возникало ни разу.

«Всего, что необходимо для полноценного рациона, у полярников в избытке, — признаётся Дарья Антуфьева. — У нас не было только того, что можно было бы назвать излишествами, к которым привыкаешь на большой земле. Главное же — мясо, овощи, крупы, масло, рыба — всё это было. И мы постоянно экспериментировали. Супы у полярника на столе всегда разные, однажды даже сырный суп готовили. Запеканки, пасту в сливочном соусе — всё это готовили с радостью практически ежедневно, ну и куда же без блинчиков на завтрак… Когда хотелось сладкого к чаю, готовили шарлотку или кексы, кто во что горазд. И да, конечно же, иногда в рационе были и простая жареная картошка с тушёнкой, или макароны с сыром, но это так, скорее, для разнообразия».

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка "Русская Арктика"

Фото предоставлено сотрудниками нацпарка «Русская Арктика»

Что такое total изоляция, лучше других знает сотрудник национального парка «Русская Арктика», государственный инспектор Дмитрий Рюмин. Вместе с напарником и коллегой Денисом Менниковым он перезимовал на полевой стационарной базе Омега, выполняя ежедневные задачи патрулирования территории и поддержания жизнеобеспечения полярной станции.

«Так получилось, что я провёл в Арктике два сезона подряд. Первый — летний, на полярной станции Бухта Тихая, встречая туристов и трудясь на станции. Это было довольно легко: лето, полярный день, большое количество людей вокруг. Сезон пролетел быстро, —  делится Дмитрий. — Второй сезон, зимний, я провёл уже на Земле Александры, на Омеге — стационарной базе нацпарка. Зимой ситуация меняется: за окном всегда темно, живое общение сведено к минимуму. Более размеренная жизнь получается. Могу сказать честно, что это мечта интроверта. Мне здесь очень хорошо, только скучаю по семье и родным. И ещё очень хочется чипсов».

Полярники признаются, что перезимовать в Арктике просто, если морально настроиться на регламентированную строгим распорядком дня жизнь. Необходимо обязательно соблюдать режим дня и следовать традициям. Например, Новый год на Омеге празднуется обязательно, как и первый восход солнца в конце февраля. А самый главный, по словам зимовщиков, способ не раскисать в изоляции — каждодневный труд и чёткое планирование действий.

Источник