Откуда у шведов османская грусть?

Текст: Сергей Балакин

Учебный парусник «Jarramas» — натурный экспонат Морского музея в Карлскруне

В Морском музее (Marinmuseum) в шведском городе Карлскруна привлекает внимание красивый белый парусник «Яррамаз» («Jarramas»), установленный на вечную стоянку в качестве натурного экспоната. Название этого судна звучит очень необычно. В шведском языке такого слова нет, созвучных фамилий или географических названий тоже не встречается. Откуда же оно взялось и что означает?

В шведском флоте наш музейный парусник — уже четвёртый, носящий на борту это имя. А первый появился три века назад, в 1716 году. Как это ни удивительно, но слово «Яррамаз» заимствовано из турецкого (!) языка, и его появление в определённой степени стало следствием Полтавского сражения.

Король Карл XII и гетман Мазепа после Полтавской битвы. Худ. Густав Седерстрем

Потерпев в 1709 году сокрушительное поражение в Полтавской битве, шведский король Карл XII с остатками войск бежал в город Бендеры, находившиеся в то время на территории Османской империи. Здесь он задерживается надолго. На окраине города вырастает городок Карлополис, в котором шведы и их король живут почти 4 года. Султан Ахмед III поначалу благоволит Карлу, поскольку у них общий враг – Россия, но постепенно устаёт от его амбиций. Дело доходит до вооружённого турецко-шведского столкновения, в ходе которого Карл XII получает очередное ранение, а затем ещё полгода живёт в пригороде Константинополя фактически под домашним арестом.

Карл XII в Бендерах. Худ. Густав Брузевитц

За время своего нахождения в «полуплену» Карл XII играет в шахматы и… изучает судостроение. Османская империя в начале XVIII века хоть и лишилась былого величия, но всё равно оставалась могущественной державой. Она могла себе позволить тратить на флот значительные средства, приглашать из европейских стран опытных инженеров и кораблестроителей, и потому турецкие корабли сами по себе были весьма современными и заслуживали внимания. Шведский монарх собственноручно зарисовывает османские суда, старательно копирует их названия, написанные арабской вязью. Сохранились странички его блокнота, где Карл привёл названия двух турецких кораблей в оригинальном написании и их транслитерацию. «Yıldırım» («илдырым») по-турецки означает «молния», а «yaramaz» («ярамаз») — «озорной, непоседливый, непослушный».

Рисунок Карла XII с изображёнными с натуры названиями турецких кораблей

Осенью 1713 года Карл XII покинул наконец Константинополь и вернулся в Швецию. Но долгое, более чем четырёхлетнее пребывание в Османской империи произвело на короля столь сильное впечатление, что двум построенным в 1716 году 36-пушечным фрегатам шведского флота он присвоил имена «Илдерим» («Jilderim») и «Яррамаз» («Jarramas»). Это лишь чуть-чуть искажённые названия турецких кораблей.

Чертёж фрегата «Jarramas» (1716 г.) из книги «Architectura Navalis Mercatoria» (Стокгольм, 1775 г.), написанной знаменитым шведским кораблестроителем Фредриком Х. Чапманом

Карл XII во многом похож на своего антагониста – Петра I. Он тоже занял трон в юном возрасте (ещё более юном, чем русский царь, – в 15 лет). Он тоже был авторитарным правителем и проводил агрессивную внешнюю политику. Но по степени авантюризма он во многом превзошёл Петра. В 1700 году в 18-летнем возрасте Карл посчитал, что государственные дела – слишком скучное занятие. Он покинул Стокгольм и все последующие годы своего правления провёл преимущественно в боях и военных походах. Карл XII был хорошим воином и полководцем, добился определённых военных успехов и заставил говорить о Швеции как о могущественной стране. Однако в конечном итоге всё это привело к экономическому упадку и недовольству политикой короля во всех слоях общества. Существует версия, что Карл погиб в 1718 году не от вражеской пули, а в результате покушения. Впрочем, это совсем другая история… А личности Карла XII мы коснулись затем, чтобы провести аналогию с Петром Великим. Тот тоже, под впечатлением своего европейского турне, совершённого в юные годы, увлёкся присвоением русским кораблям замысловатых иностранных названий – «Гото Предестинация», «Орлахблюм», «Ингерманланд», нисколько не заботясь, как их будут выговаривать и перевирать матросы, в массе своей набранные из неграмотных крестьян. Турецкие названия шведских фрегатов – из той же оперы, это каприз своенравного монарха.

Парадный портрет Карла XII

В службе пара фрегатов с турецкими названиями ничем себя не проявила. «Илдерим» вообще прослужил меньше года и погиб в результате кораблекрушения… Но так или иначе, одно из этих двух названий прижилось. В 1759 году новый 32-пушечный фрегат получил имя «Яррамаз», уже в честь своего предшественника. Этот парусник прослужил долго, до 1818 года, участвовал в боях, совершил дальнее плавание в Густавию (о. Сент-Бартс) – единственную шведскую колонию в Вест-Индии. В 1821 году появился третий «Яррамаз» — корвет, построенный по проекту Йохана А. Борнемана, ученика Ф.Чапмана. В военном флоте корвет служил до 1879 года, а затем был переоборудован в баржу. В новом качестве судно эксплуатировалось до начала 1900-х годов.

Наконец, в 1900 году был спущен на воду четвёртый «Яррамаз» — учебный корабль, однотипный с построенным ранее парусником «Наяден» («Najaden»). Это было одно из самых маленьких в мире судов с полным корабельным парусным вооружением.

Учебный корабль «Jarramas» под парусами

Экипаж и кадеты на палубе парусника «Jarramas», 1904 г.

Экипаж учебного судна состоял из 26 человек, но в ходе учебных плаваний оно брало на борт до 92 кадет. «Jarramas» эксплуатировался до 1946 года; в 1950-м он был выкуплен за 25 тыс. крон администрацией города Карлсруна. В 1997 году мэрия города подарила парусник новому Морскому музею (Marinmuseum), и с тех пор он является одним из главных его экспонатов.

«Jarramas» в 1935 г.

«Jarramas» на вечной стоянке в Карлскруне

Помимо шведского ВМФ, название «Jarramas» носят гражданские суда – например, этот прогулочный катер