Ноги, вёсла, мотор и парус.

Автор: Владимир Плешаков

В водном туризме есть несомненное преимущество – даже если вы совсем не умеете ориентироваться на местности, все равно не заблудитесь. Ведь ваш маршрут – река. Просто следуйте её изгибам, поворотам, как бы они ни были капризны, и достигнете запланированного пункта назначения.

Аксидиан. Волга в районе города Твери. Сентябрь. // Кадр из документального фильма «Великие Реки России»

Примерно так я рассуждал, когда собирался в экспедицию по Волге для участия в проекте «Великие реки России». Идея этого многопрофильного, многолетнего, многостороннего проекта зародилась в голове Андрея Подколзина, руководителя телеканала о водном мире OCEAN-TV. Зародилась и овладела им так, что вскоре у проекта появилось собственное экспедиционное судно «Аксидиан» (на базе катера «Ярославец»). Но передвигаться на катере можно лишь с того места, где река становится судоходной. В случае с Волгой это окрестности Твери. А от истока до Твери? Разберемся на месте!

И вот съемочная группа (ведь проект «Великие реки России» это и веб-портал, и сетевое сообщество, но не в последнюю очередь – фильм) отправилась к истоку Волги в составе трех человек: Антон Подколзин – режиссер, исполнительный продюсер, а также водитель всех наземных и водных транспортных средств, Максим Лебедев – оператор, фотограф и перфекционист, и ваш покорный слуга Владимир Плешаков в качестве сценариста, хроникёра и рассказчика.

Несмотря на унылую дождливую погоду, мы были не единственными паломниками к этому знаковому месту. Семьи с детьми, молодые и пожилые пары подъезжают к деревеньке Верхневолжье и, укрывшись зонтами или капюшонами, спускаются по дощатому настилу к часовенке, внутри которой темнеет торфяной водой колодец. На дне колодца – ключ. Это и есть Волга. Родник превращается в ручеек, который каждый турист считает своим долгом перешагнуть и сфотографироваться: одна нога на левом берегу Волги, другая – на правом. Вот, мол, какой я гигант!

Ручей теряется в высоком кустарнике, обогнув холм, на котором возвышается кирпичный Преображенский собор. Когда-то здесь был мужской монастырь, затем он сгорел, и спустя века на том же месте появилась обитель уже женская. Но и её закрыли в советские времена, а в храме, как водится, поселили лошадей. Сегодня Ольгинский монастырь снова действует близ истока Волги. Привечают насельницы туристов и паломников, разрешают подняться на колокольню собора, предлагают монастырский мед и варенье. Но это летом. А зимой тут безлюдно, лишь медведь-шатун оставляет следы вдоль плетня, да дороги не всегда чистят от сугробов.

Но пора, нас Волга зовет! Движемся вдоль ручья и обнаруживаем первый приток будущей великой реки.

В красную от торфа воду вливается чистая струя, приток называется Персиянка. Во как! Не та ли, что Стенька Разин сбросил в волжскую волну? Неподалеку и первый мост через Волгу. Невзрачный, ничем не примечательный, но первый!

Рядом обнаруживаем гостеприимный Ольгинский хутор. Хлебосольная хозяйка предлагает домашний борщ со сметаной, в которой, как полагается, ложка стоит, березовый квас и блинчики. Объеденье! Подкрепившись, можно и на хутор полюбоваться. Все тут с выдумкой, с затеей. Вот ученый кот бредет по цепи, вот золотая рыбка плещется в ванне, рядом две винтажные бензоколонки. Ну и радушный мохнатый пёс, конечно.

Через пару-тройку километров Волга, если верить карте, впадает в небольшое озеро, а затем ещё в одно. Малые и Большие Верхиты, так называются озерца. Да вот только подступиться к ним нет никакой возможности. Вот тебе и водный туризм! Пока что мы передвигались на автомобиле, а вдоль юной Волги – пешком. Никакая лодка тут не пройдет – узковато и мелковато. Но до Верхит и по берегу не пробраться, сплошное болото. Может, и есть тайная тропа рыбацкая, да местные жители не спешат делиться секретом. Впрочем, и жителей здесь раз-два и обчёлся. Стоят дома, с виду крепкие, стёкла в окнах целы. Но тропы в калитку нет, крапива выше роста человеческого. Никто сюда не приходит, не приезжает. Запустенье, безлюдье…

Так что пришлось нам даже не обходить а объезжать Верхитские болота – до следующего моста, после которого Волга не долго течет узким ручейком, а снова превращается в озеро. На этот раз – в раздольное и красивое озеро Стерж. На месте впадения, на холме стоит древний, замшелый каменный крест. Такие ставили на границах владений, или в напоминание о важных событиях, а этот ещё и навигационным знаком служил. За 900 без малого лет этот крест много судов и купцов повидал, вот и мы отметились.

Правда, водное наше путешествие — пока что сухопутное. Пора лодочку надувать. Хотим найти и снять для фильма то место, где Волга превращается в Стерж. Советуемся с рыбаками, но им это место неизвестно, да вроде и не интересно. Но мы-то исследователи! Идем против течения, плутаем средь зарослей кувшинок, кружим по заводям, и тут с небес обрушивается не дождь, даже не ливень, потоп! Под нами вода, над нами вода, и мы сами становимся все больше пропитаны водой. Да что нам, лишь бы техника не пострадала!

Но вот и просвет в тучах, значит, можно двигаться дальше. Наобум, интуитивно. И все-таки мы заветное место находим, вот оно! Узкий ручей петляет среди бобровых плотин и вдруг резко расширяется.

Здесь начинается Стерж. Медаль нам от Географического общества, как первооткрывателям!  Четыре озера нанизывает на себя Волга: Стерж, Вселуг, Пено и Волго, иногда их скопом называют Верневолжским водохранилищем, поскольку нынешние границы русла возникли после постройки в 1843 году первой плотины. По традиции её так с 19 века и называют – бейшлот. Но до него нам предстоит еще пройти километров восемьдесят по широкой озёрной глади. А наша экспедиция стала действительно водной.

Но теперь нас не устраивает наша скорость. Ползти на веслах по таким просторам?

И мы пересаживаемся в моторную лодку. Наконец-то выглянуло солнце, золотит хмурые закатные тучи, наш кильватерный след играет багрянцем, а мимо проплывают роскошные берега. Наша цель называется Ширков Погост. Там находится уникальная, единственная в России деревянная церковь, построенная, как и знаменитые Кижи, без гвоздей, но в своем стиле, «четверик на четверике». Впечатляет 45-метровый храм и с воды и с суши. Гигантские валуны в качестве фундамента, бревна толщиной в аршин, могучая такая, древняя красота. Неприятно удивляет только разбитая табличка, валяющаяся на земле: «Памятник старины, охраняется госуда…»

На втором из Верневолжских озер тоже есть точка, обязательная для посещения. Остров, который называют и Малосоловецким, и Монастырским, или островом Зосимы и Савватия, по имени монастыря, который был тут основан в 1701 году. До одного берега озера Вселуг два километра от острова, до другого – столько же. Действительно, уединенное место! Но не запустение мы тут застаём, а наоборот, следы бурной деятельности. Руками энтузиастов монастырь восстанавливается, реконструирована церковь, даже звонница обустроена в толще сгоревшего дерева. Звон мягкий, плотный долго плывёт над Волгой…

На озере Пено стоит одноимённый посёлок. Основал его в своё время небезызвестный Савва Морозов. Построил тут лесопилку, которая потом превратилась в советский леспромхоз, а в 90-е годы прошлого века предприятие обанкротилось и закрылось. Двигаясь вниз по Волге, мы будто и во времени путешествуем: из 12 века в 17-й, из революции в перестройку. Судьба страны и судьба реки тесно переплетены, что уж говорить о судьбах людей. Но иногда человек идет против течения. Вот нашёлся инициативный предприниматель, восстанавливает леспромхоз. Снова появились рабочие места, ожил посёлок.  А Юрию Сероугольникову этого мало. Он создает здесь, на берегу Волги судостроительную верфь, пусть и небольшую, но суда она выпускает вполне настоящие. Мы подумываем, а не пересесть ли с мотора под парус? Заодно и протестировать 14-футовую яхту, построенную на Пеновской верфи.

И в озеро Волго выходим уже на парусном судне. Хлопают снасти, свежий ветер обдувает лица, курс на Верхневолжский бейшлот! А там и домой – отсматривать снятый материал, монтировать фильм и планировать новый этап экспедиции в следующем сезоне. Проект «Великие реки России» продолжается.

Опубликовано 25/12/2017  в журнале ВОЯЖ