Голуби на военно-морской службе

военный голубь

Сейчас уже мало кто помнит, что до изобретения радиотелеграфа в военных целях активно использовались почтовые голуби. Способность этих птиц находить дорогу домой использовалась человеком с древнейших времен, но настоящая хорошо организованная морская голубиная почтовая служба появилась во второй половине XIX века, когда возникла проблема связи между отдельными кораблями и эскадрами.

Разведением и дрессировкой голубей занимались практически во всех странах Европы, а также в США. Методик дрессировки было несколько. Почтовых птиц приучали быть выносливыми и не пугаться стрельбы. Часто их держали на одной станции, а кормили на другой. Таким образом, пернатые ежедневно совершали по два рейса от голубятни к кормушке и обратно. В начале прошлого века сообщалось о рекордных перелетах голубей из бельгийского Льежа в Рим (1100 км) и в Мадрид (1600 км).

Отправляемые с голубями депеши писались на папиросной бумаге, свертывались в очень тонкую трубочку и вставлялись в стволик гусиного пера. Обычно послание прикреплялось к наиболее крепкому перу в хвосте голубя. Если возникала необходимость отправки длинного послания, применялись специальные микрофильмы; у них даже появилось собственное название – «пелликюли» или «голубеграммы».

голуби на военной службе

Передвижная голубятня американской армии.

Вот как о применении «пернатого телеграфа» писал журнал «Морской сборник» №9 за 1896 год:

В Европе повсюду тысячи депеш рассылаются ежедневно при посредстве голубиной почты, причем регулярная скорость доставки их на установленных линиях очень замечательна. Главныя морския державы вместе с тем содержат голубиную почту для военно-морских целей. Таких голубиных станций размещено несколько по берегам Франции, Испании и Италии; у Великобритании имеется прекрасная станция в Гибралтаре. Домашними голубями воспользовались с отличными результатами во время французских морских маневров, а с судов их выпускали при обстановке и условиях как бы настоящей войны, и всеми ими были совершены хорошие перелеты, показавшие, что стрельба из орудий крупных калибров не запугивает их настолько серьезно, чтобы это отразилось на выполнении ими своего назначения. Например, в одном случае голуби были выпущены с флотилии миноносцев во время атаки последних северной эскадры— атаки, которая произошла около Бреста; депеши были получены в Бресте правильно, с обычной скоростью передачи. В Соединенных Штатах имеется много частных голубятен, но голуби с них не могут служить для военно-морских целей, потому что они не обучены совершать перелеты через море, и потому еще, что голубятни эти расположены не в тех пунктах, где это было бы желательно. Таким образом, в случае открытия военных действий, американские крейсеры, занятые разведочной и охранной службой вдоль побережья, если встретится необходимость отправить важныя сведения правительству, принуждены будут уйти со своих станций и подойти к берегу.

Первоклассныя морския державы, главным образом обладающия береговыми линиями больших протяжений, признают важность употребления в военное время судов в роли разведчиков. Быстроходные коммерческие пароходы с большим запасом угля хорошо отвечают требованиям разведочной службы. Разведочный отряд, соответственно организованный из таких крейсеров, окажет особенно ценныя услуги броненосной эскадре, а также военным станциям вдоль побережья. Можно заметить, что броненосная эскадра, располагающая действительным отрядом разведчиков, пользуется доставляемыми ими сведениями для решения: когда атаковать неприятеля и когда нет, получая таким образом возможность разбить и расстроить неприятеля в превосходных силах, которым в действительности, при одинаковых условиях, она не в состоянии нанести поражения; в данном же случае, она заставляет его постоянно принимать оборонительное положение…

В случае войны между двумя нациями, обладающими одинаковой морской силой, флот, имеющий более действительный отряд разведчиков, заручится преимуществом согласно большему или меньшему превосходству сил этого отряда. Для того, чтобы обставить с большей пользой службу разведчиков, им необходимо располагать надежными средствами для быстрых сношений с берегом с различных дистанций на море, и единственным способом к решению этой задачи является голубиная почта. Государство, имеющее в распоряжении соответственное число 20-узловых крейсеров, с громадным запасом угля и выдрессированных голубей для совершения быстрых перелетов с различных расстояний с моря до берега, окажется обладающим идеальным отрядом разведчиков.

Для учреждения голубиной почты, отвечающей военно-морской цели, понадобится период времени от 18 месяцев до двух лет. Голубей на новоустроенных станциях следует продержать в заключении около года для того, чтобы заставить их забыть старыя местожительства и приучить к новой обстановке. После этого надо обучать их совершать перелеты на станцию с пунктов на море, по соседству с побережьем станции, начав обучение с коротких перелетов и постепенно увеличивая расстояния. После постоянной практики в течение 6 месяцев можно с вероятностью положиться на голубей, что они будут совершать перелеты с расстояний в 150 миль, делая по 35 или 40 миль в час. Наиболее удовлетворительных результатов можно добиться, заставляя голубей летать только в пределах известнаго участка береговой линии, т.е. имея, например, станцию около Атлантическаго берега; заставлять голубей, взятых с этой станции, летать с моря от любого расстояния до берега, но в известных границах по широте (примерно в пределах 75 миль к северу и югу от станции) вдоль береговой линии. При такой системе, голуби каждой станции могут хорошо ознакомиться с 150-мильной береговой линией у своей станции, и все побережье окажется таким образом разделенным на участки, каждый со своей голубиной станцией. Когда голубей выпускают в море с корабля, они направляются к ближайшему берегу, а потому знакомство с его внешним видом является для них необходимостью. Для содействия заблудившимся голубям, все голубятни по побережью должны быть того же цвета и конструкции, именно для того, чтобы, если курьер сбился бы с пути и был бы не в состоянии найти собственной станции, он мог направиться к другой, откуда депеша была бы передана тотчас же по телеграфу. Два таких отдела голубиной почты (один на побережье Атлантическаго океана, а другой — на побережье Тихаго океана), конечно, были бы очень полезны.

Станции голубиной почты должны быть размещены на побережье или около него, в хорошо укрепленных пунктах, или в пунктах, недоступных для неприятельских военных судов. Их следовало бы связать телеграфом — как непосредственно между собой, так и, конечно, с Вашингтоном, с различными военно-морскими станциями и со всеми прибрежными военными пунктами и городами. Наиболее важными станциями будут расположенныя на ближайшем берегу к границам иностраннаго государства, так как в случае войны с соседним государством быстрые крейсеры будут производить разведки у неприятельскаго берега, держа под постоянным наблюдением его порты…

авианосец CV-1 Лэнгли

Американский авианосец CV-1 «Лэнгли», 1920-е гг. Помещение с двумя большими окнами на корме — это корабельная голубятня.

Судно, идущее в море для крейсерства между Нью-Йорком и Норфолком, получает особые ящики или корзины с голубями из Нью-Йорка, Норфолка и промежуточных станций, и голуби тогда размещаются по соответственным отделениям такой особой судовой клетки. На какую бы станцию голубь-курьер ни прилетел с депешей, последнюю тотчас следует передать по телеграфу согласно назначению. Даже в мирное время все военныя суда, находящияся в крейсерстве около отечественных берегов, следует снабжать почтовыми голубями, чтобы крейсеры могли посылать депеши о всяких случайностях или вообще известия о своем плавании. Заметим, что голуби, пробывшие на судах до тридцати дней, совершали по выпуске их прекрасные полеты на свою голубятню. Во время учебной стрельбы следует также внезапно выпускать голубей, чтобы приучать их к боевой обстановке.

В статье также приводились данные о дальности и скорости полета голубей, измеренные в ходе экспериментов, проведенных летом 1895 года в военно-морском училище ВМС США в Аннаполисе:

В течение лета 18-ю голубями было сделано в общем итоге 110 полетов. Самый дальний полет был совершен голубем, выпущенным с учебнаго судна «Monongahela» при нахождении последняго в 102 милях от мыса Генри (или в 250 милях от голубятни Морскаго училища). Ночь застала голубя на пути, и ему пришлось лететь, считая с выпуска его до прибытия на голубятню, при дневном свете — около 12 часов, что дает в среднем выводе скорость около 21 мили. При быстрейшем полете в то лето голубь был выпущен в Норфолке и прибыл на голубятню спустя 3,75 часа, пролетев таким образом расстояние 150 миль со скоростью 40 миль в час. В предыдущие годы голубей приучали летать в Чизапикском заливе из местностей, расположенных по соседству с мысами побережья штата Виргинии, до голубятни училища, и следствием этого явилось полное незнакомство голубей с береговой линией, лежащей к северу от этих мысов.

Это были выдержки из статьи лейтенанта И. Гиляровского «Голубиная почта для военно-морских целей», представлявшей собой сокращенный перевод работы американского автора Э. Эберла. Грамматика и некоторые слова в цитатах приведены к современному написанию, дроби переведены в десятичные.

военный голубь фотограф

Голуби-разведчики с миниатюрными фотокамерами.

С изобретение радиосвязи интерес к голубиной почте у военных уменьшился, однако птицы продолжали использоваться вплоть до середины ХХ века. Большая голубятня имелась на первом американском авианосце «Лэнгли»: пока радиостанции были громоздкими и дорогими, пилоты разведывательных самолетов брали с собой в полет почтовых птиц. А на сухопутном фронте голуби исправно служили даже в годы Второй мировой войны.

военный голубь с фотоаппаратом

Голубь с фотокамерой усовершенствованного образца.

Были попытки использовать пернатых не только для связи, но и для разведки. В 1918 году немецкий изобретатель Юлиус Нойброннер создал миниатюрный фотоаппарат, вмещающий 30 малых пластинок и делающий снимки автоматически, по часовому механизму. Вес фотокамеры не превышал 75 г, так как именно такой груз мог нести на себе голубь. Так в Германии и Австро-Венгрии в конце Первой мировой войны появились первые «беспилотники», способные делать снимки местности с высоты птичьего полета.