Дебют лейтенанта Дикейтора

16 февраля день 1804 года американские моряки под командованием лейтенанта Стивена Дикейтора в ходе операции по борьбе с триполийскими пиратами успешно ликвидировали 44-пушечный фрегат «Филадельфия», незадолго до этого захваченный неприятелем. Американцам удалось незаметно подплыть к захваченному фрегату, забраться на борт, за четверть часа спалить судно и без потерь вернуться к своим силам.

Пылающая «Филадельфия»

Захватив фрегат, корсары отвели его в Триполи, сделав гавань практически неприступной. Лейтенант Дикейтор, получив приказание нейтрализовать фрегат, использовал небольшое судно «Мастика», захваченное у пиратов и переименованное в «Интрепид». При штатной команде в 7 человек на борт погрузилось 60 добровольцев. Из-за противного ветра вместо ожидаемых 3 дней американцы затратили на достижение цели целых 9 суток. Поздним вечером 16 февраля они медленно вошли в гавань Триполи, взяв курс на «Филадельфию». На верхней палубе оставались лишь Дикейтор и сицилиец Кателано, владевший арабским. С «Филадельфии» на них лениво глазели усталые корсары. Кателано обяснил, что они потеряли якорь и попросил «добро» ошвартоваться к борту до утра. С «Филадельфии» ответили согласием и даже бросили швартовые концы. И тут вахтенный заметил на палубе силуэты американцев, скрытые темнотой. Его вопль «Амекриканос!» слился с командой Дикейтора — «На абордаж!». Атака была настолько внезапной, что новые хозяева «Филадельфии» не успели сделать ни одного выстрела. Арабы поспешно попрыгали в воду, а американцы сноровисто подожгли судно, вспыхнувшее как спичка. Полыхавшая «Филадельфия» освещала корсарам путь на берег, а заряженные пушки вскоре начали взрываться, что было воспринято командой Дикейтора как победный салют. Лейтенант задержался на палубе «Филадельфии», пытаясь отыскать одного из матросов, заплутавшего в густом дыму, лишь после того как оба спрыгнули на борт «Интрепида», озаренной пламенем судно на веслах устремилось к выходу из гавани. Оплошность коллег, допустивших захват фрегата удалось свести на нет, а адмирал Нельсон назвал операцию одной из самых дерзких в морской истории.