Жак Ив Кусто — человек, который открыл подводный мир для всех.

11 июня 1910 года в Сен-Андре-де-Кюбзак, во французском регионе Бордо,  родился один самых выдающихся Граждан Океана — Жак Ив Кусто

Жак Ив Кусто

Жак Ив Кусто

Этот незаурядный человек всегда хотел сохранить в тайне большую часть своей жизни вообще, и своей работы в частности. Фактически во всех его поступках, публичных или нет, были две стороны — видимая и скрытая. Было относительно легко восстановить ход его жизни, составить его жизнеописание и представить каталог его открытий и произведений, и, напротив, в большинстве случаев было достаточно сложно понять, почему он принимал решение участвовать в том или ином предприятии, двигаться именно в выбранном направлении. Задача осложнялась тем, что он практически ни с кем не обсуждал стратегию и тактику своих действий, даже с самыми близкими ему людьми. Он был «паша», «харизматический лидер», и он говорил: «Мы пойдем туда», — и все остальные подчинялись преданно и послушно.

Его отец Даниэль работал личным секретарем у двух американцев. Первый был страховым агентом, второй — предпринимателем. Его мать Элизабет Дюрантон была дочерью местного аптекаря. Из-за служебных обязанностей отца семья много переезжала с места на место и достаточно часто жила в Соединенных Штатах, где Жак Ив учился в одном из частных учебных заведений Нью-Йорка.

Когда пришло время вернуться во Францию, Кусто исполнилось 13 лет. Его отец купил кинокамеру, чтобы снимать семейные развлечения, но как только она попала в руки Жака, он стал владеть ей единолично. Это было началом настоящей страсти: Жак создавал «настоящие фильмы», строил декорации, снимал и даже сам проявлял пленку. Вскоре он создал свое первое общество по производству кинофильмов «Фильм Зикс, Жак Кусто».

Мир без солнца

Мир без солнца

Учеба, которую он продолжил во Франции, не была отмечена особенными успехами. Отечественные методы обучения слишком отличались от американских, и только в стенах Иезуитского колледжа в Париже Кусто начал всерьез относиться к занятиям. Он получил степень бакалавра в 1930 году — в 20 лет, выдержал вступительные экзамены в Высшую национальную военно-морскую школу и был принят туда с хорошими результатами. В 1933 году он получил назначение на крейсер «Примоге», направлявшийся на Ближний Восток, и уже тогда товарищи отметили склонность Кусто к несколько странной манере говорить о себе, как и его стремление к замкнутости и одиночеству.

okino.ua-monde-du-silence-le-221490-a

В 1936 году он попросил назначение в военно-морскую авиацию и добился перевода. В этом же году, увлеченный автомобилями и большими скоростями, он взял прокатиться спортивную машину своего отца и попал в аварию. Ее последствия были поистине ужасающи для Жака Ива Кусто. У него было поломано множество ребер, смещение позвонков, пробито легкое и парализованы руки. Карьера лейтенанта военно-морской авиации Кусто была закончена и лишь его исключительная сила воли, характер борца позволили ему менее чем через год выйти из больницы. Кусто был слаб, но стоял на своих ногах и с уверенно владел обеими руками. Еще он был влюблен. Его счастливой избранницей стала Симона Мелькиор. Ее мать была дочерью адмирала Жана Баэма, страстно увлеченного подводными исследованиями, организатора экспедиции в Тунис, в Махдию. Воля случая проявилась в том, что спустя 12 лет Жак Ив Кусто вернулся в эти же края на судне для проведения подводных работ.

Кусто получил назначение на Suffren, а затем на Codercel, приписанные к военно-морской базе в Тулоне. В июле 1937 года морской лейтенант Жак Ив Кусто женился в Париже на Симоне Мелькиор и молодая семья устроилась жить в Тулоне. Симона была очаровательной молодой женщиной, примерной офицерской женой и обращала на себя внимание всех, кто был знаком с ней, и особенно тех, кто позже попадал на борт «Калипсо».

В это же время в Тулоне находился незаурядный человек, морской офицер более высокого звания, чем Жак Ив Кусто, поэт, гуманист и большой любитель спорта, влюбленный в море. Все время вне службы он посвятил морю, а большую часть свободного времени он проводил на подводной охоте в водах департамента Вар, на юге Франции. Его звали Филипп Тайе. Его неразлучного друга по подводной охоте звали Фредерик Дюма, и это он стал впоследствии легендарным Диди. В своей книге «Свободные погружения» (Plongees sans cables) Филип Тайе позже довольно беспристрастно описал характер Жака Ива Кусто. Они встретились в один прекрасный день 1938 года, и Филипп Тайе стал для Кусто крестным отцом в свободном погружении. Снаряжение в то время было самое простое и ограничивалось парой очков (так называемых Fernez), кстати, очень неудобных.

Жак-Ив Кусто́

Жак-Ив Кусто́

Жак Ив Кусто был потрясен, вся его жизнь перевернулась в этот момент, и он решил всецело посвятить ее проникновению в подводный мир. Филипп Тайе, Жак Ив Кусто и Диди больше не расставались. Они вместе совершали погружения, пытались приспособить существующие в то время системы для дыхания под водой. Такие, например, как скафандр капитана Ле Приера. Тесть Жака Ива Кусто, Анри Мелькиор, работал в компании I Air Luquide в Париже, где изучались и разрабатывались материалы и оборудование, применяемые для различных видов газов. Его поддержка была неоценимой для троих друзей.

В сентябре 1939 года Жак Ив Кусто был назначен канониром на крейсер Duplelx, где он прослужил до июня 1940 года, даты перемирия между Францией и Германией. Что касается Филиппа Тайе, то он служил на эскадренном миноносце Valmy, в то время как Диди был погонщиком мулов в Северном Провансе.

3886_original

В начале 1941 года Жак Ив Кусто по приказу правительства Виши участвовал в удавшемся налете на итальянское представительство в Сете в целях получения секретных военных шрифтов. За эту операцию он был награжден орденом Почетного легиона в 1946 году. Участие Кусто в этой операции состоялось во многом благодаря положению его старшего брата Пьера Антуана. При всем этом Жака Ива Кусто никогда не покидала страсть к кино. При помощи одного из друзей, Веша, он смастерил камеру форматом 35 миллиметров, поместил ее в водонепроницаемый бокс, и после нескольких неудачных попыток ему удалось сделать съемки морского дна на глубине около 20 метров.

Одиссея Жака Кусто. Миртишины

Одиссея Жака Кусто. Миртишины

После затопления французского флота в Тулоне в ноябре 1942 года Жак Ив Кусто и его друзья остались без своих кораблей и практически без работы. Они вернулись к своим подводным увлечениям и занялись монтажом эпизодов, отснятых ранее. Результатом этой работы стал 18-минутный фильм «18 метров под водой». Впервые этот фильм был представлен публике 10 апреля 1943 года в Париже в Национальном театре Шайо, в рамках показа, организованного тогдашними французскими властями под контролем пропагандистского ведомства оккупационных властей. Жак Ив Кусто был представлен как режиссер этого фильма и получил радушный прием, особенно на страницах коллаборационистского издания «Я повсюду», главным редактором которого является Пьер Антуан Кусто. В результате этого показа и вновь благодаря помощи старшего брата Жак Ив Кусто получил у оккупационных властей разрешение на льготные условия для съемок, включая разрешение снимать в милитаризованной зоне Средиземноморского побережья. Кроме того, у него появилась возможность получать кинопленку, строго лимитированную в то время. В 1942 году Жак Ив Кусто создал свою первую компанию по производству фильмов «Студия научных фильмов Кусто», перед тем как организовать «Объединенные акулы», которая позднее выпустила значительную часть снятых им кинолент. Можно с полной уверенностью сказать, что именно в это время началась «Одиссея» капитана Кусто.

Проект переживал необыкновенно стремительный взлет благодаря встрече, устроенной при посредничестве тестя Анри Мелькиора, между Жаком Ивом Кусто и Эмилем Ганьяном, инженером из I Air liquide. Жак Ив Кусто изложил свои пожелания в том, что касалось снаряжения для обеспечения подачи воздуха при погружениях. Инженер Эмиль Ганьян работал в то время над прототипом редуктора для мотора, работающего на газовой смеси. Он собрал такой аппарат и провел ряд испытаний на Марне под Парижем в 1943 году. Не слишком удовлетворенный первыми результатами, Эмиль Ганьян модифицировал аппарат, и в июне 1943 года модель, испытанная в море, оказалась превосходной в эксплуатации.

Трое друзей объединились вновь, но в этот раз по настоянию Жака Ива Кусто. Они собирались вновь приступить к съемкам без особых ограничений благодаря достаточному количеству пленки и пропускам, предоставленным при участии Пьера Антуана Кусто. Отснятые ими кадры стали основой фильма «Останки затонувших кораблей». Среди прочих мест съемки проводились и среди затопленных судов, которые устилали дно тулонского рейда.

После освобождения Франции в 1945 году офицеры Филипп Тайе и Жак Ив Кусто вернулись на морскую службу. Они занялись поиском работы, которая бы соответствовала их профессионализму и технической подготовке в области подводных работ, и им было предложено разработать и осуществить программу по разминированию тулонского рейда. Друзья взялись за это опасное поручение. Они создали на базе военно-морского флота специализированную структуру G. E. R. S. (группа подводных исследований и поиска), которой руководил капитан Тайс. Позже они нашли повод для официального принятия в свои ряды «погонщика мулов» Дюма.

Жак-Ив Кусто впервые использовал Seamaster 300M в 1963 году

Жак-Ив Кусто впервые использовал Seamaster 300M в 1963 году

В 1947 году G. E. R. S. получила свое собственное судно — «Инженер Эли Монье». Военно-морское ведомство предоставило G. E.R.S. средства для проведения работ Жака Ива Кусто. Оно согласилось поддержать возобновление археологических раскопок в Махдии на глубине более 30 метров в сложных для погружения условиях. Министерство также предложило продолжить экспериментальные работы по созданию аппарата для глубоководных погружений швейцарского профессора Пикара вблизи Дакара. Этот последний опыт был неудачен, и сильно отразился на Кусто, но это позволило ему извлечь незабываемый урок на будущее.

Повышение в офицерском чине обязывало Кусто сменить занимаемую должность, и такая перспектива его совсем не радовала, так как вынуждала оставить подводную деятельность, начатую в рамках G.E.R.S. Тем не менее, он являлся кандидатом сразу на несколько должностей. Благодаря одной из них он мог стать руководителем новой программы освоения батискафа. Кусто принял решение просить для себя особый статус, и его просьба была удовлетворена, после чего Жак Ив Кусто стремился во что бы то ни стало добиться независимости, чтобы делать то, что ему самому хочется без опеки и принуждения. Именно поэтому он хотел иметь возможность распоряжаться огромным экономическим потенциалом, который имели в то время подводные разработки благодаря «его» редуктору «Кусто/Ганьян», поставленному на коммерческое производство фирмой «Спиротекник», филиалом «Эр Ликид».

Жак Кусто и Андрэ Лабан

Жак Кусто и Андрэ Лабан

Позднее контролирующая компания «Аква Ланг интернэшнл» объединила более 20 совершенных разных фирм,успешно производила и продавала по всему миру оборудование для погружений под различными марками. Эта компания обеспечивала торговый оборот порядка миллиарда французских франков, из которых Жак Ив Кусто получал 5 процентов как автор запатентованного изобретения.

 

Жак Ив Кусто добивался полной независимости, чтобы попытаться претворить в жизнь свои самые смелые замыслы — быть первым и самым масштабным исследователем подводного мира, создать и довести до совершенства техническое оборудование, которое отвечало бы специфическим требованиям в настоящем и будущем. Он не хотел какой-либо опеки, хотел лично определять цель, чтобы самостоятельно использовать результаты проведенной работы. Для этого ему необходим свой корабль. Кусто очень понравился старый минный тральщик, принадлежавший Королевским Британским ВМС, который он увидел на Мальте и который носил судьбоносное имя «Калипсо». Но у Кусто не было средств на покупку судна. Меценатом стал известный производитель пива Гинесс, именно он внес большую часть необходимой суммы, в то время как остальные потенциальные вкладчики участвовали в расходах: ассоциация «Французские океанографические общества», созданная Жаком Ивом Кусто специально по этому случаю, совершила историческую покупку, состоявшуюся в июле 1950 года. Жаку Иву Кусто в то время исполнилось 40 лет.

Переоборудование «Калипсо» длилось целый год. Самым важным из технических новшеств корабля было устройство под форштевнем, примерно на 2 метра ниже ватерлинии. Это была специальная кабина для подводного наблюдения. Она имела форму сферы, в которой были установлены специальные иллюминаторы. Жак Ив Кусто был готов заложить тело и душу, чтобы получить необходимые субсидии для своей первой экспедиции на Красное море. ВМС Франции откомандировало на борт «Калипсо» двух механиков и одного матроса. Все остальные участники экипажа были добровольцами, как и Симона Кусто, назначенная комиссаром судна. Фредерик Дюма был на борту в качестве помощника ответственного за погружения. Вулканолог А.Тазиефф участвовал в путешествии также на общественных началах и вместе с остальными выполнял необходимые работы на борту, ворча и ругаясь.

Легендарный Калипсо сегодня просто ржавеет

Легендарный Калипсо сегодня просто ржавеет

Через три месяца экспедиция вернулась, и на борт «Калипсо» поднялся человек, позже названный легендарным «Бебером» — Бернар Фалько. Он покинул корабль только в 1996 году, во время его крушения у берегов Гонконга. В этом же году Кусто всерьез заинтересовался историями о черепках амфор и различных предметах, которые часто находили рыбаки, закидывающие свои сети напротив Марселя, в местности Гран-Конглюэ, со стороны Фриульских островов. Получив необходимые сведения, он решил взять в свои руки то, что стало первой и величайшей подводной археологической стройкой. Кусто не закончил ее, оставив эту заботу страстному энтузиасту Иву Жиро, который с самого начала участвовал во всех работах. На поверхность были подняты более 2000 амфор и других предметов. Некоторые критики говорили, что раскопки проводились безо всякого метода и без специальной подготовки, но эти высказывания, сформулированные позднее титулованными археологами, не принимали во внимание бесчисленные трудности глубоководных погружений в условиях труднодоступной местности, в море, временами довольно суровом. С другой стороны, было необыкновенно трудно обеспечить успешное взаимодействие людей и особенно машин и оборудования, в том числе насосов, откачивающих песок и тину, неудобных и опасных в управлении, тем более что их зачастую использовали на глубине порядка 50 — 60 метров.

Picture 004

Picture 004

Жак Ив Кусто использовал свои, впоследствии отточенные до совершенства гениальные способности в работе со средствами массовой информации. Пресса и телевидение во всем мире сообщали о стройке в Гран-Конглюэ, «Nationl Geographic» посвятили ему большую статью, которая дала Кусто известность в англоговорящих странах.

И в это же время создавалось более совершенное оборудование для подводных съемок. Прежде всего — благодаря профессору Эджертону, изобретателю электронной вспышки, и гениальному инженеру Лабану, автору камер для съемок. Известнейшие индустриальные фирмы добивались участия в этом технологическом прорыве и охотно делали капиталовложения. Тем не менее, бурная деятельность была сопряжена с большим расходами, и Жак Ив Кусто вынужден был обратиться к решению задач менее зрелищных, но более прибыльных. Пришла мода на офшорную нефть, и ее разработчикам срочно требовались подготовленные команды для эффективной деятельности. Начав работы в этой области, Кусто создал французскую компанию подводных исследований 1OFRS (1 Office Francais de Recherches Sous marines), которая заключила контракты с нефтедобывающими компаниями и позволяла Кусто сделать небольшую передышку перед съемками полнометражного фильма. Замысел картины давно зрел в его голове, она должна носить то же название, что и книга, написанная им вместе с Ф.Дюма в 1953 году, — «Мир тишины», которая имела огромный успех во всем мире, окончательно утвердив известность Жака Ива Кусто.

В это же время Кусто принял участие в экспериментальных погружениях батискафа «Триест» профессора Пикара, забыв неудачи 1948 года. Аппарат с успехом погрузился на глубину 3200 метров с профессором и его сыном на борту. Во время этой операции командование ВМС Франции просило его обеспечить проведение подводных съемок. Кусто был убежден, что его будущее заключалось в исследовании техники проникновения человека в подводный мир. Опыты с «Преконтинентом» были проведены, чтобы доказать это.

В 1954 году Жак Ив Кусто отправился на Красное море и в Индийский океан. На борту «Калипсо» находился также молодой кинематографист Луи Маль. Кусто приобщал его к погружениям, и молодой человек снимал документальный сериал, который позже был с успехом показан миллионам телезрителей. Кусто уже понял, что средство массовой информации будущего — это телевидение, оно приносило изображение в дома скорее, чем потенциальные зрители добирались до кино. Этот сериал значительно увеличил его американскую аудиторию и был выпущен новым обществом, основанным Жаком Ивом Кусто, Les Requins Associes.

В начале 1955 года все собрались на борту «Калипсо» для великого отплытия, взяв курс на Красное море. Начались съемки «Мира тишины», который стал культовым фильмом для всех влюбленных в подводный мир. Были сняты Красное море, затем Индийский океан, Сейшельские острова с отрывками из Jojo le Merou, затем были произведены многочисленные съемки по всему свету в неизвестных в то время местах.

Calypso

Calypso

Фильм был смонтирован и представлен с необычайным размахом в Париже в феврале 1956 года в театре на Елисейских полях. Были приглашены всевозможные знаменитости, присутствовали президент республики, председатели обеих палат парламента, представители конституционных властей, а также послы более 30 стран. Национальные ВМС обеспечили почетный караул под аккомпанемент военно-морских маршей. Триумф фильма невообразимый, публика аплодировала стоя более получаса. Газеты, радио и телевидение называли фильм произведением века.

Фильм был отобран для показа на кинофестивале в Канне, где впервые в номинации «документальный фильм» картина получила Золотую пальмовую ветвь. В Нью-Йорке фильм ждал такой же феноменальный прием. В 1957 году ему был присужден «Оскар», а в следующем году другой фильм Жака Ива Кусто «История красной рыбы» получил еще один приз на Каннском фестивале и еще одного «Оскара» в Голливуде. Это подтверждало, что успех его работ был не случайным. Жак Ив Кусто сумел на протяжении всей своей жизни сохранить тот ореол славы, который ему принес «Мир тишины». И он сполна использовал все возможности, предоставляемые средствами массовой информации.

В 1957 году принц Монако Ренье предложил Кусто стать директором Океанографического музея княжества. Тот принял предложение, и это устраивало обе стороны: государство с выгодой использовало кинематографическую известность исследователя Кусто, а Жак Ив мог поздравить себя с назначением на научную должность. На самом деле, он никогда не называл себя ученым, но действовал и вел себя так, как будто был им. Достаточно послушать его выступления и комментарии в авторских фильмах, чтобы в этом убедиться. Такое положение вещей несколько раздражало некоторых настоящих ученых, но они не имели такого практического подводного опыта, как Кусто.

Нахождение Кусто во главе Океанографического музея мало сказалось на деятельности этой организации. Жака Ива не часто можно было застать в своем служебном кабинете, он свято соблюдал условие, поставленное при назначении на должность, — сохранять за собой свободу действия во всем, что касалось остальной его деятельности. Он предоставил возможность замещать себя Жану Алину, а затем и Филиппу Роу, позволяя им решать текущие вопросы. Но он никогда не передавал полномочий на разрешение принципиальных проблем. Кусто оставил свой пост лишь в 1989 году, через 32 года после того, как обосновался в княжестве.

В 1957 году в промежутках между съемками Кусто экспериментировал с первым проектом «ныряющего блюдца», он испытывал аппараты на больших (около 2000 метров) глубинах. Через год исследователь принял ряд предложений по организации для OFRS новых работ, требующих погружений на большие глубины. Прежде всего, он изучал возможность прокладки нефтепровода. Уже начиная с 1959 года большим подспорьем в реализации подводных проектов стало «ныряющее блюдце».


1960 год принес Кусто обильные доходы, которые позволили обеспечить финансирование многогранной деятельности подведомственных Кусто компаний, в то время как сам он увлекся чрезвычайно амбициозным проектом, который можно было бы окрестить «Подводные дома». В 1962 году Жак Ив Кусто начинал свой легендарный эксперимент по изучению полноценной жизни под водой. В ходе операции «Преконтинент I» два пловца Альбер Фалько и Клод Уэсли жили неделю в открытом море напротив берегов Марселя в подводном доме на глубине 10 метров и работали на глубине 25 метров под водой. Результаты работ были обнадеживающими, и в 1963 году была предпринята операция «Преконтинент II» в Красном море, за ней в 1965-м году последовала операция «Преконтинент III». Пять человек, среди которых были «ветераны» первого «Преконтинента», участвовали во втором опыте и шестеро — в третьем. Среди них и был Филипп Кусто — сын Жака Ива Кусто. Но у него было два сына. Старший сын Жан-Мишель в 1960 году стал архитектором, и вскоре выполнил несколько эскизов для своего отца. Младший Филипп, получив степень бакалавра в 1961 году, поступил на военную службу в ВМС Франции, а спустя еще какое-то время — на Высшие кинематографические курсы. Он принимал самое активное участие в исследовательской деятельности отца.

Layout 1

Опыты Кусто позволили добиться определенных научных и технических результатов, лучше изучить особенности человеческой психики в условиях закрытого пространства на глубине, но были расценены властями как слишком дорогостоящие. Остановка работ сильно разочаровала Кусто.

Еще одним итогом операции «Преконтинент III» стал «Оскар» за фильм «Мир без солнца». Фильм не имел такого же успеха, как «Мир тишины». Некоторые критики не преминули попрекнуть создателей фильма за откровенно грубые трюки, но Кусто эти упреки огорчили главным образом потому, что выбивали из рабочего ритма технический и научный персонал на «Калипсо». Чтобы совладать с возникшими трудностями, Кусто добился у французского правительства заключения крупного контракта на «проведение подводных исследовательских работ нового типа». «Аржиронет» — такое имя получил плод воображения инженера Французского института нефти (ФИН) Пьера Вилма. Проект пополам финансировали ФИН и CNEXO. Составив и утвердив первоначальную смету, они передали реализацию «Аржиронета» СЕМА Жака Ива Кусто. Масштаб задуманных работ огромен. Они были рассчитаны более чем на четыре года. Этот период был для исследователя самым трудным с финансовой точки зрения. Но Кусто мог многое себе позволить с учетом своей фантастической известности. В 1972 году Кусто покинул родину. В Америке он встретился с младшим сыном Филиппом — владельцем собственной киностудии. Старший Жан-Мишель тоже поехал с отцом. Он был ответственным за материально-техническое обеспечение, необходимое для путешествий «Калипсо» по всему свету.

4c

В Соединенных Штатах у Кусто появился «запасной аэродром». Его компания Requins Assoies в течение пяти лет была связана с рядом американских телевизионных программ очень важным контрактом. Во многом именно это обстоятельство сделало лицо Жака Ива Кусто знакомым телезрителям во всем мире. И прежде всего — благодаря телевизионному сериалу «Одиссея капитана Кусто». Он смеялся, когда слышал, что стал настоящей телезвездой. Ему не было дела до критики, исходила она от ученых или от деятелей кино. Жак Ив Кусто всегда хотел добиться большего. Ему недостаточно было оставаться только исследователем и документалистом, и он стремится к расширению своих полномочий.

Жак Ив Кусто

Жак Ив Кусто

В 1977 году в США под видом некоммерческой организации было организовано «Общество Кусто». Его целью была «защита природы и улучшение качества жизни», президентом общества стал отец, а вице-президентом был назначен сын Жан-Мишель. Местом базирования штаб-квартиры был выбран Нью-Йорк. Имя Кусто творило чудеса. В общество активно поступали взносы, члены общества получали опубликованные произведения «Калипсо Лог» и «Долфин Лог». Продажа товаров на дому осуществлялась на американский манер — по почте. Успех был огромный, и он подталкивает к со зданию филиалов общества в Норфолке и в Лос-Анджелесе.

jacques-cousteau-undersea-world-box-set

В Норфолке «Общество Кусто» хотело построить при помощи муниципальных властей океанографический парк, наподобие того, который Жан-Мишель на пару с отцом пытался создать на Лонг-Бич, но проект закончился полным финансовым провалом и потерей миллионов долларов. Но вопреки язвительной кампании, развернутой в местной прессе и направленной против проекта, он убедил власти в своей благонадежности. К несчастью (или, наоборот, к счастью для вкладчиков), из-за смены городских властей этому плану не суждено было осуществиться.

В 1979 году погиб младший сын Кусто Филипп. Он участвовал в съемках фильмов вместе с отцом, наполняя картины кадрами, снятыми с гидросамолета «Каталина». 28 июня 1979 года Филипп отправился в Португалию, в дельту Рио-Тежо, чтобы проверить качество ремонта гидросамолета, проведенного в местных мастерских. Испытания проходили безупречно, но во время приземления на воду, после первого контакта с поверхностью, нос машины внезапно ушел под воду. Хвост гидроплана был лишь залит водой, весь экипаж остался цел и невредим, на борту не было только Филиппа, который был объявлен без вести пропавшим. Его тело так и не было найдено.

Жак-Ив Кусто с сыновьями - Филип и Мишель.

Жак-Ив Кусто с сыновьями — Филип и Мишель.

Смерть сына сильно отразилась на Кусто. Провал плана по созданию парка в Норфолке никак не сказался на популярности Жака Ива Кусто в Соединенных Штатах. Тем не менее, в 1981 году он вернулся на родину, где основал «Фонд Кусто» с той же структурой и теми же целями, что и у его старшего «американского брата». Успех был почти такой же, и это общество существует по сей день. Именно под покровительством этой организации проходили первые испытания судна на принципиально новой, революционной ветряной тяге — турбопаруснике. Общество приобрело старый катамаран и отремонтировало его. Директор морской верфи в Санари стал верным сподвижником Кусто. Тем временем авторы концепции турбопарусника Л.Малавар, Б.Шарье и Жак Ив Кусто приняли решение, что катамаран послужит уменьшенной моделью для корабля «Алсион». Предприятие развивалось под управлением морского архитектора Мориса, конструктора парусника «Франсе З», участвовавшего в Кубке Америки, и автора первоначальных переоборудовании на «Калипсо». Небольшое судно получило имя «Ветряная мельница». В конце 1983 года она отправилась в свое первое плавание через Атлантику, где попала в очень сильный шторм, потеряв мачту и парус. Но Жак Ив не отчаивался. Он связался со вкладчиками и возобновил предприятие с удвоенной энергией. «Алсион» был готов в 1985 году, весной пересек Атлантику и произвел фурор своей управляемостью и экономичностью. Однако общий итог все равно был не в его пользу, так как стоимость эксплуатации корабля превысила цену сэкономленной энергии. В июне 1989 года Кусто возглавил Французскую академию, почти одновременно оставив свои обязанности директора Океанографического музея в Монако.

Kusto-s-zhenoj-na-Kalipso
В декабре 1990 года внезапно скончалась Симона Кусто, которую все, кто близко знал эту женщину, ласково называли «пастушкой». Ее спокойный нрав, безусловно, повлиял и на характер капитана Кусто. Прах Симоны был развеян над морем у берегов Монако. Кусто женился во второй раз в конце июня 1991 года на Франсине Триплет, матери Дианы и Пьера-Ива Кусто. До этого Франсину и Кусто связывал на протяжении 14 лет тайный роман. Жаку Иву Кусто на тот момент исполнилось 80 лет.

Сложные связи между многочисленными обществами, основанными Кусто, порой служили соблазнительной приманкой для любителей ловли рыбы в мутной воде. Управлением ряда организаций все настойчивее интересовались налоговые службы. В частности, в США «Общество Кусто» было арестовано за не предоставление счетов, за незаконную вербовку в свои ряды по почте, не предусмотренную законом. Некоторые подразделения общества настолько запутались в отношениях с законом, что их деятельность закончилась конфискацией имущества. Тем не менее, никто не посягал на честное имя самого Кусто.

Жак Ив Кусто умер 25 июня 1997 года от инфаркта миокарда в результате осложнения респираторного заболевания и был похоронен на фамильном участке на кладбище Сен-Андре-де-Кюбзак.
В 2010 году о Жаке Иве Кусто был снят документальный фильм «Гражданин океана».

Некоторый цитаты Командора — Жака Ив Кусто, ставшие знаменитыми.

Если бы мы подчинялись логике, наше будущее было бы печально. Есть  вещи поважнее логики, потому что мы — люди, и в нас живет вера, надежда, и мы умеем работать.

Мы управляем своей Землей беспечно.

Детство — самый насыщенный период жизни

Первопроходцев толкает любопытство, а следом идёт наука.

Несчастье — это мы сами, а счастье — это другие.

Счастье пчелы или дельфина в том, чтобы существовать. Для человека счастье — знать, что ты существуешь и испытывать восхищение этим фактом.

Надо любить жизнь, даже в самых непривлекательных формах.

Если у человека появляется возможность вести необычную жизнь, он не имеет права от неё отказываться.

В рыночной экономике любая вещь имеет цену, но ничто не имеет ценности.

Успешными бывают только невыполнимые задачи.

Хороший эколог — это тип, который видит далеко вперед и не очень-то верит в прогресс, науку и технику

 

Использованные материалы:

Материалы сайта www.j-cousteau.ru
Материалы сайта www.octopus.ru